Биография и духовная деятельность Бааза – багши

Бааза Бакши Менкеджуев - калмыцкий священнослужитель
В старокалмыцкой литературе наряду с произведениями исторического жанра существуют памятники, близкие к характерному для средневековой литературы жанру хождений, содержанием которых служили описания путешествий в Китай, Тибет, Монголию.

Единственным образцом из сохранившихся до настоящего времени памятников этого оригинального жанра является описание поездки в Тибет малодербетовского гелюнга Баазы Менкеджуева.

Жизнь и деятельность Бааза-багши остаются до сих пор малоизученными. В калмыковедной литературе его обычно представляют как путешественника, совершившего путешествие в центр ламаистов всего мира и составившего после этого краткое описание своего паломничества.

Однако есть немало оснований считать, что такое толкование роли Бааза-багши в истории калмыцкого народа не совсем соответствует действительности. Более того, в народной памяти он остался, прежде всего, как выдающийся представитель калмыцкого духовенства, ревностно проповедовавшего учение Будды, а также как известный для своего времени общественный деятель. Но следует отметить, что об этом мы можем судить только по его делам, ибо пока нам не известны его устные или письменные выступления по проблемам тогдашней общественной жизни.
Бааза Менкеджуев родился в 1846 году в Малодербетовском улусе в семье калмыка Дундухурульского аймака. Он был старшим сыном у своего отца, который имел 10 детей от 2 жен.

В роду его не было зайсангов и нойонов, но несколько представителей его семьи занимали видное положение в Дундухурульском монастыре, поэтому фамилия его пользовалась большим уважением у его малодербетовских сородичей и калмыков вообще. Его дед, Джалцан-багши был весьма почитаемым настоятелем монастыря, а дядя Бальчир-багши настолько славился своей ученостью, что послушать его толкования и проповеди приезжали хувараки (духовные лица) из других улусов. Нам известно, что Дунду-хурул был центром зурачей-живописцев, алтари которого были украшены расписными столиками - «ширя».

В 7-летнем возрасте Бааза был определен в родовой монастырь, где получил первую монашескую степень «манджи». Пытливый и любознательный, он очень скоро успел приобрести знания в различных областях буддийской догматики и обрядов, а в юношеские годы изучал секреты тибетской медицины под руководством известного эмчи Джамцо-гелюнга.

Родственные отношения позволяли Баазе пользоваться сокровищами библиотеки Дунду-хурула, и он с рвением прочитал все хранящиеся в ней сочинения: исторические памятники, письма, памятники. Здесь он ознакомился с документами, свидетельствующими о связи калмыков с Тибетом, а также впервые увидел грамоту Далай-ламы VII (1708 - 1757 гг.), выданную калмыкам в период посольства Галдан-Церена в 1756 году. После этого мысль о возможности посетить святыни Тибета и поклониться Главе буддистов не давала ему покоя.

В 1879 году Бааза получил официальное свидетельство на звание «манджи», в 1895 году гелюнгом и багшей Дунду-хурула.
Его светское имя было Бадма, ласкательным же именем Бааза его называли в детстве родители и родственники, и с тех пор это имя утвердилось за ним на всю жизнь, а монашеское имя Лобсан-Шараб почти не было известно. Примечательно, что в конце своего произведения он подписывается именем «Бааза Менкеджуев», которое имеет наибольшее распространение в народе.

Осуществление своей главной мечты - паломничество в далекий и малоизвестный Тибет - Бааза-багши предпринял в июле 1891 года вместе со своими спутниками (манджи Лиджи Идэруновым и калмыком-простолюдином Дорджи Улановым). Огромная материальная и финансовая помощь в этом нелегком предприятии была оказана им владетельным нойоном малодербетовского улуса Церен-Давидом Тундутовым, который не только субсидировал, но устроил пышные проводы, а затем и встречу паломников.
Проведя более 2 лет в пути, путешественники пережили много трудностей, связанных с «горной болезнью», наймом верховых и вьючных животных, поиском проводников и закупкой провианта. 26 июля 1892 года Бааза-багши достиг Лхасы и, поклонившись многим святыням, получил благословение самого Далай-ламы. Кроме того, он совершил поездки в главные монастыри Галдан, Гумбум, к озеру Окон-Тенгри, посетил монастырь Нартран, где находилась типография для печатания «Ганджура» и «Данджура». Перезимовав в Лхасе он выехал в обратный путь и в августе 1893 года возвратился в свой родной Дунду-хурул, где, уединившись, начал писать книгу о далеком странствии. Свое сочинение он завершает следующими словами: « Да низойдет спасение Будды, да насладятся все одушевленные существа спокойствием, да возродится дух добродетели» . Правдивый рассказ о совершенном паломничестве в Тибет вызвал огромный интерес не только среди калмыков, но и в научной среде. Рукопись, как только она была закончена, была приобретена профессором Позднеевым А.М., который опубликовал ее с переводом и комментариями буквально через год под названием «Сказание о хождении в Тибетскую страну малодербетовского Бааза-багши». Факультет восточных языков Санкт-Петербургского университета счел необходимым даже посвятить это издание XI международному съезду ориенталистов в Париже.
Несомненно, посещение Б. Менкеджуевым Тибета сделало его известным и уважаемым человеком. В своей духовной карьере он достиг ранга старшего багши – «ах багши», что давало ему право управлять всеми хурулами Маладербетовского улуса, общее количество которых было 41.

Бааза-багши активно участвует в общественной жизни. В «Отчете Русского географического общества за 1903 год» он называется членом - сотрудником. Там же указывается, что его сказания «кроме интереса, вызываемого простым описанием пройденных мест, имеют еще и то значение, что они являются для европейцев первым образцом описательных калмыцких произведений и представляют собою прекрасный пример живого языка современной калмыцкой литературы» .

Бааза–багши активно принимал участие в выставке «Исторические и современные костюмы», которая проходила в 1902 году в Таврическом дворце Санкт-Петербурга. Туда им были отправлены личные вещи: шапка гебко, халат гебко, кумачовый пояс «оркомджи», танку Бурхан-багши, молитвенник «Дорджин Джодва» (Алмазная сутра). После окончания выставки многие свои экспонаты он пожертвовал Русскому музею, за что был награжден серебряной медалью «За усердие».

Бааза-багши встречался с видными учеными. Так несколько раз в гостях у него был известный востоковед Г. Рамстедт, посетивший Калмыкию с научной целью.

Существуют сведения о том, что Бааза-багши со своими ближайшими соратниками в 1900 году провел соборное совещание калмыцких багши и гелюнгов в летней ставке Дунду-хурула, в урочище Уманцы. Видимо, предвидя катастрофу калмыцкого народа, а также с целью предотвращения разделения улусов, он выдвинул программу по «Объединению Хурульного пространства» в кочевьях всех калмыков . Это предполагало строительство в местности, под названием «Оран булг», хурульного комплекса, с обязательным высшим учебным заведением «Чооря» и постепенное превращение этого места в центр всех «бага дербетов». Данная территория простиралась от «Оран булг» до с. Аксай на западе и в сторону современного Красноармейского района Волгоградской области, где в то время находилась ставка князя Церен-Давида Тундутова. Но задуманному не удалось осуществиться. После того как уже были предприняты первые шаги по освоению данной местности, на общем собрании 41 хурула, оппоненты, мотивируя тем, что «Оран булг» находится на краю калмыцких кочевий, высказались против его программы объединения. Для него это было большим ударом, рушилась цель всей жизни, благородная идея отторгалась. Именно тогда Бааза-багши предупредил улусных багши и зайсангов о самых тяжелых последствиях, которые ожидают калмыцкий народ: «Бааза-багши – это посланец неба. Не прислушаться ко мне – значит отторгать само небо и свой народ. Горе и горе ожидает мой народ. Придет «зараза» с севера и обезличит его. Багши исчезнут» . После этого он заболел, и князь Тундутов повез Бааза-багшу на лечение в Минеральные Воды. Но ничего не помогло, и Бааза Менкеджуев умер там же в 1903 году. Нойон Церен-Давид Тундутов привез его тело и похоронил в местности, которая называется «Оран булг», что в переводе означает «Родник возвышенности» там, где предполагалось построить хурульный комплекс. На месте кремации усопшего был воздвигнут культовый памятник-субурган.

В заключении отметим, что Бааза-багши, осуществив заветную мечту своей жизни и составив после этого замечательное в своем роде сочинение, «воздвиг» свой памятник на благо нам – потомкам.

Библиография
1. Бадмаев А.В. О жанре хождений (описания путешествий) калмыцкой литературы. Записки Калмыцкого НИИЯЛИ. Выпуск 11. Элиста. 1973, стр.33-53.
2. Борисенко И.В. Оран-Булг – памятник путешественнику в Тибет. // Мандала. Элиста. 1993., стр. 15-17.
3. Позднеев А.М. Сказание о хождении в тибетскую страну малодербетовского Бааза-багши. Спб., 1897.
4. Цыбиков Г.Ц. Буддист – паломник у святынь Тибета. По дневникам, веденным в 1899-1902гг., Пг., 1919.

Евгений Бембеев - молодой ученый КИГИ РАН

Новости 26 Октябрь 2006

Оставить ответ

Введите цифры изображенные на картинке:

Архивы

Translator

Russian flagItalian flagKorean flagChinese (Simplified) flagChinese (Traditional) flagPortuguese flagEnglish flagGerman flagFrench flagSpanish flagJapanese flagArabic flagGreek flagDutch flagBulgarian flagCzech flagCroat flagDanish flagFinnish flagHindi flagPolish flagRumanian flagSwedish flagNorwegian flagCatalan flagFilipino flagHebrew flagIndonesian flagLatvian flagLithuanian flagSerbian flagSlovak flagSlovenian flagUkrainian flagVietnamese flagAlbanian flagEstonian flagGalician flagMaltese flagThai flagTurkish flagHungarian flag