Главная Новости Контакты

Первый визит Его Святейшества Далай-ламы XIV

Далай-лама, первый визит

Июль, август 1991 года

Знаменательным событием в религиозной жизни Калмыкии стал первый визит Его Святейшества Далай-ламы XIV, который состоялся летом 1991 г. и придал мощный импульс развитию буддизма в республике. В Элисте Далай-лама провел три массовых молебна, посетил хурул, освятил место строительства буддийского храмового комплекса, встретился с руководством Калмыкии и общественностью столицы.

Вместе с Далай-ламой в Калмыкию прибыли премьер-министр тибетского правительства Галсан Еши, представитель Тибета в Японии Тубден Норбу и другие официальные лица.

СМИ о первом визите Его Святейшества Далай-ламы XIV

Вчера в 19 часов в Элисту спецрейсом Аэрофлота прибыл Его Святейшество Далай-лама XIV-й Тензин Гьяцо. В аэро­порту дорогого гостя и сопро­вождающих его лиц встреча­ли представители Калмыцкого хурула во главе с шажин-ламой Туван Доржем, Пред­седатели Верховного Совета и Совета Министров КССР — Хальмг Тангч В, М. Басанов и Б. Ч. Михайлов, члены пра­вительства республики, на­родные депутаты СССР: Ге­рой Советского Союза В. Н. Очиров, народный поэт Кал­мыкии Давид Кугультинов и другие, депутаты РСФСР и КССР, председатель Элистинского горсовета И. Б. Шара­пов, представители обществен­ности, миротворческих организаций, многие элистинцы.

По традиции, гостям препод­несли в пиалах цаган идян, вручили цветы, произнесли в их адрес благопожелание.

Путь Далай-ламы был усыпан цветами…

Газета «Известия Калмыкии»,
1991, 26 июля

Далай-лама

Впервые на земле калмыцкой

Его имя последние десятилетия произно­сится с трепетом. И недаром, наверное, кто-то из многочисленных собравшихся в Элистин­ском аэропорту с вос­торгом воскликнул: “Я вижу живого бога!..”

В четверг сотни чело­век съехались на встре­чу Его Святейшества Далай-ламы XIV Тензин Гьяцо. Дорогого гостя у трапа самолета привет­ствовали руководители республики, народные депутаты различных уровней, представители Калмыцкого хурула, общественных и других организаций.

Смело можно сказать, что гость такого уровня впервые ступил  на калмыцкую землю.

Кто же он та кой, легендарный Далай-лама? Еще двухлетним мальчиком он был признан перерождени­ем Великого Далай-ламы XIII, и с тех пор его жизнь круто изме­нилась. В течение во­семнадцати лет изучал религию, а потом ус­пешно сдал экзамен на звание геше. В двадца­типятилетнем возрасте стал полновластным хозяином Тибета, зани­мался миротворческой, просветительской дея­тельностью. Все силы прилагал для того, что­бы весь Тибет стал зоной мира, где царило бы, в первую очередь, уважение к правам человека, чтобы тибет­ская природа сохрани­ла свою первозданность.

Мирный план, выд­винутый Далай-ламой, был поддержан всеми прогрессивными стра­нами. За большие зас­луги перед мировым сообществом он был удостоен Нобелевской премии мира.

(Наш   корр.)

«Комсомолец Калмыкии»,
27 июля 1991 года

v1

Минуты единения

Надо ли говорить, с каким нетерпением я надеждой ждали мы этого события. И вот оно свершилось. Далай-лама с нами, он в Элисте! Многим довелось увидеть его уже в первый день визита в Калмыкию, в аэропорту. Другие поспешили вчера с раннего утра на ипподром, где была назначена встреча с Его Святейшеством.

К восьми  часам  все  три­буны   были   заполнены   до отказа. Те,  кому не хватило места  на   скамейках,   распо­лагались   на   траве,   раскла­дывали   принесенные  с собой  зонты и, устроившись поудобнее,   обращали   взоры к   белому   шатру,   раскинутому   в   центре   поля.

И вот – торжественная минута. В сопровождении свиты,   приветствуемый па­родом,   Далай-лама    проходит к   шатру,   где   для него   ус­тановлен   трон.   Перед   ним с  двух   сторон   дымятся  ку­рильни,   подходят  и   выстра­иваются   полукругом муж­чины  и женщины  в  нацио­нальных   одеждах…

Открывает встречу Шажин-лама Калмыцкого хурула Туван Дорж, который поздравил всех присутствую­щих с радостным, незабы­ваемым событием.

Со славами приветствия выступил также член Вер­ховного Совета СССР, на­родами поэт Калмыкии Д. Н. Кугультинов.

Затем слово взял Пред­седатель Совета Министров КССР — Хальмг Тангч Б. Ч. Михаилов. Пребывание Да­лай-ламы в Калмыкии име­ет для верующих истори­ческое значение, — подчерк­нул он. Много было пе­чальных, трагических стра­ниц в жизни нашего на­рода, в истории его рели­гии. До революции в Кал­мыкии действовало до ста храмов, в которых совер­шали обряды около двух тысяч священнослужители.

Ныне же в республике нет ни одного культового здания, почти полностью разрушен Хошеутовский хурул в Астраханской облас­ти. Но теперь, — сказал Батыр Чимидович, — обста­новка меняется. Процесс возрождения буддийской культуры в республике раз­вивается вглубь и вширь. Верующие получили воз­можность свободно, бесприпятственно отправлять религиозные обряды, налажи­ваются и крепнут их связи с единоверцами из других регионов страны, с буд­дистами зарубежья.

В заключение Председа­тель Совета Министров от имени правительства КССР поблагодарил Его Святей­шество за визит, пожелал ему успехов в благородной и крайне необходимой для людей деятельности.

Далай-лама Тензин Гьяцо произнес свою речь на ти­бетском языке. Содержание ее переводчик донес к нам на русском, но теплота, сер­дечность его слов понятны были каждому и без пере­вода  — улыбка, жест, инто­нация голоса излучали свет и добро.

— Рад быть с вами, до­рогие калмыцкие друзья, — говорил он, — с народом, с которым Тибет всегда сохранял дружеские, связи. Мой визит совершается в то время, когда достижения науки и техники облегчают путешествие. Но вспомним, с какими препятствиями сталкивались паломники в прежние времена — можно только восхищаться их му­жеством и решительностью. Хочу подчеркнуть, что ни­какие расстояния не страш­ны для связей духовных.

Вы, калмыки, претерпели неслыханные страдания. Но вы вернулись на Родину, и это говорит о том, что ваша религия, ваша духов­ная основа живы. Уверен - вы не только их сохра­ните, но и разовьете даль­ше, хотя в результате тя­желых испытаний многие культурные традиции была утрачены.

Я чрезвычайно рад тому, что тибетский и калмыцкий народы — родные братья, что я вижу ваши улыбаю­щиеся лица, национальные одежды.

Когда я был маленьким и изучал буддизм, у нас в Тибете были прекрасные ученые из Калмыкии. В эти минуты я вспоминаю свое­го друга-калмыка, кото­рый вынужден был сначала эмигрировать в Тибет, а в 1970 году и из Тибета в США (геше Вангьял).

Там он основал монас­тырь, который затем стал буддийским центром. В нем выросла целая плеяда за­мечательных ученых, мно­гие из которых препода­вали в университетах США. Вот что смог сделать один человек для распростране­ния буддизма в такой боль­шой стране, как США.

Рад был слышать, что вы хотите построить храм и способствовать развитию буддийской культуры. В Маше столетие предприни­мались многочисленные по­пытки уничтожить религии, но они не увенчались ус­пехам благодаря решимос­ти, вере, которая живет в душе человека.

Сегодня я рад видеть ва­шу решимость, старание, попытки сохранить и раз­вить свою культуру. Уверен, что вам это удастся. Ти­бетцы готовы со своей сто­роны сделать все, чтобы помочь в этом.

Без колебаний обращай­тесь к нам за помощью. Пе­редаю две тысячи долларов на строительство Калмыцкого хурула. В скором бу­дущем пришлю сутры Ганджур и Данджур, а также сочинения Дзонхавы. Еще раз благодарю вас всех за встречу.

В заключение Далай-лама призвал верующих вместе помолиться. Слова молитвы повторяли за ним все присутствующие.

По окончании богослужения артистами творческих коллективов был дан кон­церт,

На этом встреча была закончена, но многие ос­тались наблюдать за тем, как Далай-лама со своими учениками готовится к посвящению Арьябала. Сегод­ня и в следующие два дня к этому могут приобщиться верующие.

***

Во встрече принимал участке Председатель Вер­ховного Совета КССР — Хальмг Тангч В. М. Басанов, а также сопровождающие Его Святейшество ли­ца: премьер-министр Далай-ламы XIV-го Галсан Еши, секретарь Тензин Геши, Римпоче-лама, профессор Тубден Норбо, дид Хамбо-лама — заместитель главы Духовного управления буд­дистов СССР и другие.

Н. Куменова

«Известия Калмыкии»,
1991, 26 июля

v3

Его Святейшество Далай-лама на калмыцкой земле

«Из древних, чудесных камней
сложите ступени грядущего…»

С 25 по 30 июля находился в Калмыкии высокий гость — Его Святейшество Далай-лама. Нынеш­ний визит в Советский Союз — четвертый. Нашу республику он посетил впервые.

Цель его визита в Советский Союз исключительно духовная, связана с 250-летием буддизма в России. Празднование этого знаменательного события прошло в Бурятии.

В Элисте Его Святейшество Далай-лама провел три богослужения на ипподроме, посетил Калмыц­кий хурул, освятил место строительства будущего буддийского храма, встретился с общественностью столицы.

Просветление на лицах и в сердцах, — именно так можно назвать то состояние, которое охватило всех нас с того момен­та, когда Его Святейшество Далай-лама ступил с трапа самолета на нашу калмыцкую землю. Здесь ЕГО встречали многочисленной и восторженной толпой. Неболь­шой столичный аэропорт напол­нился радостью людей, их теп­лотой и улыбками.

К НЕМУ протягивали руки, старались прикоснуться, и как бы отдавали свои души. С ЕГО именем связывали надежду на светлое будущее, на возрожде­ние невосполнимых утрат, ко­торые понес народ, некогда ис­поведовавший буддизм, на своем долгом историческом пути.

Уже на следующий день с раннего утра великий миротво­рец и носитель учения Будды обратился к собравшимся ми­рянам со словами молитвы, благословения и лучших благопожеланий. ОН начал разъяс­нять свою первую проповедь. О человеке, способном совер­шенствовать себя. О человечес­тве, творящем мир и созидание, тем самым продлевающим свой срок на земле и очищающим жиз­ненное пространство для буду­щих своих потомков. ЕГО слу­шали с вниманием и повинове­нием, хотя порой степной ветер звуки голоса уносил далеко в просторы… ЕМУ верили и вбирали в себя каждое слово, хотя мно­гое было непонятно и слыша­лось в первый раз… Стариков, детей, женщин, совсем юных, доверчиво обращенных к НЕМУ лицами, было так много, что раз­мещались уже прямо на траве  а ногами упирались в ту черту, которая отделяла их от ЕГО Свя­тейшества. За ней ОН восседал на возвышении в окружении сви­ты и буддийских икон. Он был, казалось, так близок и в то же время далек. Всепонимающ, прост, снисходителен и так загадочен и недосягаем. ОН многое нам, простым мирянам, оторванным на протяжении многих десяти­летий от истоков своей культу­ры, основанной на учении Будды, утратившим даже меру почти­тельности к лицам высокого духовного сана, прощал. ОН все понимал и вместе с нами удив­лялся и радовался тому, как мы пытались постичь себя и чело­веческие ценности, лежащие в основе буддизма. Может поэто­му на ЕГО лице часто появля­лась улыбка. ОН понимал, что за три дня богослужений были сделаны пока только первые шаги к добру, свету, взаимопонима­нию, подъему человеческого духа. Казалось, ОН говорит невоз­можное. Нам, простым мирянам, ЕГО заповеди воспринимать было трудно. Ведь мы кровью и плотью вросли в эту обыденную жизнь, где так много лжи и зла, где богатство становится основной ценностью, а имущество — мерой твоей состоятельности на зем­ле, лицемерие — единственным средством успеха, хорошая одеж­да — признаком достатка, дело­витости и …- даже достоинства.

«Все страсти и желания прекращаются со вступ­лением на путь, который слагается из истинных воззрений, истинных стремлений, правдивос­ти, доброты, поведения, честного способа добы­вания средств к сущест­вованию, истинных стра­даний, верной памяти и самоуглубления, — про­поведовал нам Далай-лама.

… На встречу с Его Свя­тейшеством   приехало много стариков с самых отдалённых уголков рес­публики. Их загорелые темные лица, прорезан­ные глубокими морщина­ми, вобрали в себя па­мять о трагической судь­бе калмыков, о том вре­мени, когда их лишали вековых заповедей, пере­дававшихся из поколения в поколение.   Все это время они молча хранили в своих тайниках иконы, священные барабаны, ко­локольчики, эрке… Они неистово молились и вып­лескивали накопившееся, и просили Далай-ламу сло­вами молитвы успокоить души безвинно умерших в годы войн и репрессий. Они просили не для себя, для каждого из нас, для будущих потомков… Молодым было труднее. Их руки были пусты. Их память почти ничего не сохранила. Может поэ­тому они дикой толпой, сметая все на своем пути, устремлялись за предме­тами, освященными бо­жественной рукой Его Святейшества

И тем не менее. «Моя душа в блаженстве, — сказал на встрече с об­щественностью столицы Далай-лама. - Впечатления незабываемые. Я испытываю глубокое ува­жение к вашему народу и непомерно большое счастье от встречи с ним.

Душа радуется от того,  что калмыки, несмотря на огромные потери, сохра­нили веру в буддизм. Главное теперь — не толь­ко слепое повиновение религии и строительство хурула, а очищение души и служение народу.

Нам всем сегодня не хватает доброты. А чело­век должен быть таким с начала своего рождения. Мир сложен и противо­речив. Быстрые темпы экономического развития и технического прогрес­са зачастую разрушают природу, губительно дей­ствуют на сознание чело­века. Что останется по­том? — этот вопрос дол­жен волновать каждого из нас.

Все люди равны, неза­висимо от национальнос­ти и вероисповедания. Разница лишь в той мере испытаний, выпавших на долю человека, народа, человечества. Чистая душа и добрые деяния всегда вас приведут к счастью”.

… Когда-то Н. Рерих в одном из своих повест­вований “Древние источ­ники” задался вопросом: «В чем истина веков — в законах и приказах или в пословицах и сказках? Во первых — воля напряже­на, а во вторых — чекан­ка мудрости”. Пропове­ди  Его Святейшества Далай-ламы нам еще раз показали, все, что накоп­лено человечеством, его опыт и мудрость никогда “не бывают разрушительн­ыми, не несут зла. Так пусть же навсегда оста­нется зародившееся в нас стремление к познанию своей веры, культуры, к полезному и благородному труду! Пусть во всем мы избавимся от лишних слов и формальностей, и все от мала до велика будем жить и работать не за страх, а за радость!

Г. Тарлина,
Элистинские новости,
1991, 3 августа, № 31.

«Я был счастлив с Вами»

Интервью с Его Святейшеством Далай-ламой XIV Тензин Гьяцо

Тибет   —   уникальное   явление   человеческой   цивилизации, окруженное множеством тайн. Одна из них связана с духовным и светским правителем тибетцев Далай-ламой. Отчасти и этим объясняется, тот огромный интерес жителей республики к визиту в Калмыкию Его Святейшества Далай-ламы XIV Тензин Гьяцо.

Деятельность духовного лидера Тибета, возглавляющего тибетское правительство в изгнании, получила всемирное признание, ему присуждена Нобелевская премия мира за 1989 год. И хотя визит Далай-ламы продолжался недолго, в Калмыкии его везде ожидал радушный и теплый прием. Может быть, поэтому Его Святейшество, давая интервью корреспондентам газеты, вместо отведенных пятнадцати минут уделил почти вдвое больше.

…С его манерой обаятель­ной непосредственности мы уже немного знакомы, я с первых же минут чувствуем себя так, будто встретились с бесконечно родным и близким человеком.

Он тут же открыл и посмот­рел книгу, которую мы решились подарить Его Святейше­ству, теша себя надеждой, что никто этого не сделал до нас. «Алтн тобчи», — «Сокро­венное сказание монголов», - в калмыцком издании, кажет­ся, заинтересовала Далай-ламу. Жестом указывая на фрукты, он пододвинул вазу поближе к нам…

Его Святейшество внима­тельно выслушивал вопросы и подробно на них отвечал. Вот запись нашей беседы.

—   Ваше  Святейшество,   раз­решите   поблагодарить   Вас   за то,   что,  несмотря  на  занятость, Вы   согласились дать интер­вью нашей   газете.  В  одном из  своих  выступлений  Вы сказали, что «может   быть, я последний  Далай-лама».  Что подразумевалось под  этим? Изменение  структуры власти в Тибете или   нечто   другое?

—   Здесь,  действительно, речь   идет  о том,  что  я   пытаюсь ввести демократические преобразования в Тибете. Вы ведь знаете, что Далай-лама является как светским, так и духовным главой тибетского народа. Но сейчас у нас идут процессы  демократизации и я хотел  бы,  чтобы   вся    свет­ская   власть   была   установлена в   Тибете   на   демократических началах.   И   поэтому, как я неоднократно отмечал в своих выступлениях, это    полностью зависит   - от  тибетцев:   захотят они,   чтобы    по-прежнему    су­ществовал     институт      Далай-лам,   или   захотят,  чтобы он не  продолжался  —  выбор бу­дет  за   ними.   Я  со своей сто­роны   никоим   образом   не настаиваю,    чтобы     он    продолжался.   Вот   почему   я   сказал что,   возможно,  буду   послед­ним   Далай-ламой.

— Кто же в такой случае будет главой всех буддистов?

— В мире существуют четы­ре основные буддийские школы, я у каждой есть свой глава.

Мои высказывания по поводу изменения власти в Тибе­те являются в известном смысле ответом на обвинения китайской стороны. Они в своих пропагандистских целях пытались и пытаются предста­вить дело так, будто Далай-лама борется не за свободу своего народа, а заботится лишь о сохранения своих при­вилегий в Тибете, пытается законсервировать    старую структуру власти. И чтобы не вступать в какие-либо споры, я считаю,  что наиболее силь­ным ответом на такого родя обвинения были бы моя предложения   о  праве    тибетского народа      самому    решать:    ну­жен   ли   ему   институт   Далай-лам,  или   не  нужен.

Однако, я думаю, что в ны­нешней обстановке тибетцы будут сохранять институт Да­лай-лам как систему правле­ния по крайней мере на про­тяжений нескольких десятиле­тий.

Но я уже твердо решил: когда мы вернемся в Тибет, я не буду управлять страной и не буду членом правитель­ства.

— Все калмыки стремились во время Вашего визита что-то получить, взять от Далай-ламы: благословение,  отпуще­ние грехов и т.д., прикоснуть­ся к святости. Но мы теперь понимаем, что со своей стороны тоже как-то должны по­мочь Далай-ламе: оказать мо­ральную поддержку в его борьбе за свободу Тибета, я миротворческой  деятельности.

—   Во-первых, я хотел бы специально оговорить,  что мой   настоящий   визит   пресле­дует   лишь   духовные   и   культурные  цели,   а   не   политические.   Поэтому     я     специально не говорил о борьбе тибетско­го   народа. Хотя, конечно, во время  встреч в  различных  аудиториях   я   видел,   что люди, в том числе члены парламента вашей  страны, выража­ют нам   очевидные симпатии, оказывают большую моральную поддержку. По    словам Давида Кугультинова, Президент СССР также передал теплые пожелания.

—  Многие люди  приходят сюда,   в   гостиницу,   чтобы  по­беседовать   с   Вами.   О  чем идет    речь  во   время  таких встреч,   с   какими  основными вопросами   к   Вам    обращают­ся?

— Помимо религии во­просы касаются отчасти эко­номики   республики,   проблем нехватки воды в Калмыкии. Люди высказываются за бо­лее тесные связи между ти­бетским и калмыцким народа­ми. И хоти Тибет в очень тя­желом положении, мы сможем оказать вам необходи­мую помощь в распростране­нии буддийского учения. Мы берем на себя ответственность за это, особенно в об­ласти развития тибетского ре­лигиозного искусства.

—   Есть - ли  у   Вашего Свя­тейшества   какие-то   увлечения, хобби?   Мы  узнали, что в дет­стве  Вы  коллекционировали старинные часы.

—  Это   действительно так, — с улыбкой подтверждает Его   Святейшество.—  Я любил заниматься починкой  часов. Увлекаюсь  этим     и  сейчас. Склонность к механике  у   ме­ня  с   детства.

—   Успешным  ли,  по   Вашей оценке,   был   визит   в   Калмы­кию?   Приедете   ли   Вы   к   нам еще?

В дни пребывания в Элисте я был счастлив.  Все проявляли к нам глубокое, почтительное уважение. Впечатле­ния от встреч незабываемые. Я видел, что люди сохранили в душе веру в религию, вы­казывали большой интерес к молитвам, проповедям. При таком отношении к буддий­ской культуре можно достичь многого.

Это мой четвертый визит  в Советский Союз, и меня особенно радует, что люди теперь могут свободно и непосредст­венно выражать свои чувст­ва. Я получил целый ряд при­глашений. И надеюсь еще посетить Калмыкию, но… (улы­бается) в более прохладное время.

— Благодарим Ваше Свя­тейшество за беседу. Примите самые добрые пожелания от наших читателей.

Интервью вели: Н.   Куменова, Э. Шамаков,
«Советская Калмыкия», 1991, 2 августа

В солнечной стране Джангара

От обилия красочных костюмов площадь перед аэропортом Элисты напоминала гигантскую клумбу. Царила атмосфера радостного волнения. Когда Далай-лама сходил по трапу на землю Джангара, над полем разлилась чарующая степная мелодия: по калмыцкому обычаю гостя приветствовали народной песней. Далай-ламу встречали ламы хурула-монастыря, руководители республики, представители трудящихся, деятели науки и культуры.

Визит  Далай-ламы    в    Калмыкию явился историческим в том смысле, что это был его первый приезд в единствен­ную в Европе республику, где исповеду­ют буддийское вероучение не одну сот­ню лет. До Октябрьской революции в Калмыкии действовали около 100 хурулов, в которых несли службу 2000 лам. Однако в годы сталинского геноцида мо­настыри были полностью разрушены, большинство лам-священнослужителей так же, как и в Забайкалье, физически уничтожены, а оставшиеся в живых под­верглись репрессиям, погибли в тюрь­мах. В годы войны калмыков насильно выселили с родины. Так были растопта­ны права народа, наложено вето на его духовную, историческую память.

Сегодня калмыки восстанавливают свою духовную жизнь. И приезда Его Святейшества ждал без преувеличения весь калмыцкий народ.

Ранним утром Далай-лама в сопрово­ждении свиты подъехал к месту молеб­на. Для него выбрали самый вместитель­ный «зал» под открытым небом — сто­личный ипподром. К «молельному до­му», воздвигнутому перед трибунами, ве­ла дорожка из пятисот ковров, вдоль ко­торой стояли встречающие с букетами цветов. По мере продвижения Далай-ла­мы к трону радужным веером ложились к его ногам астры, гладиолусы, хризанте­мы.

Со словами приветствия к Его Свя­тейшеству обратились народный поэт Калмыкии Д.Н.Кугультинов, глава пра­вительства Б.Ч.Михайлов.

С молитвы — благословения народу Калмыкии начал Далай-лама свою речь, которую он произнес стоя.

— Я чрезвычайно рад видеть ваши улыбающиеся лица, — сказал он. —

Очень ясно ощущаю глубину и теплоту ваших чувств. Огромные расстояния между Тибетом и Калмыкией не поме­ха, когда в наших сердцах живут чувства близости друг к другу, когда есть реши­мость возрождения. О вашей решимо­сти свидетельствует то, что после деся­тилетий насильственного отчуждения вы вернулись на Родину. У вас сильна любовь к своей истории, культуре, религии, традициям. Все это вы сумеете вос­становить и развить дальше. В это я глу­боко верю.

Касаясь трагедии калмыцкого народа в годы сталинизма, угрозы гибели его культуры, религии, Далай-лама напо­мнил: в XX столетии делались система­тические попытки уничтожения разных религий, в том числе буддизма. Но они не могли иметь успеха благодаря той решимости, которая живет в душе челове­ка.

Его Святейшество на примере деяте­лей прошлых времен и современности показал, каких серьезных результатов можно добиться, если человек, народ на­делены решимостью.

—   Этим   замечательным   качеством обладал мой друг — калмык Вангьяла, —  продолжал свой рассказ Далай-лама.

—  Мы учились вместе. В 70-е годы Ва­нгьяла уехал в США, где с помощью со­отечественников    организовал    буддий­ский монастырь и общину. Вангьяла под­готовил прекрасных учеников, которые успешно трудятся в разных американс­ких   городах.   Этот   пример   говорит   о том,   как   много   может   сделать   даже один человек для своей национальной культуры,   религии.   Если   бы   Вангьяла был сегодня с нами, то мы были бы сча­стливы еще больше…

В Элисте, как в Улан-Удэ и Агинс­ком, Далай-лама провел -цикл молебнов. Службы проходили с участием многих тысяч паломников, прибывших со всех концов Калмыкии, этого уникального островка буддийской культуры в Европе. Трибуны, обширное поле ипподрома пе­ред временно сооруженным «молель­ным домом» были переполнены. Да­лай-лама вел службу у всех на виду. Между ним и паломниками существовал живой контакт. Это обстоятельство при­давало участникам молебнов мощный энергетический, психологический заряд, ощущение непосредственного общения с Всевышним, что для верующих имеет огромное значение. В дни служб в Эли­сте сильная жара сменялась кратковременными дождями, но люди не сходили с мест и продолжали читать мантры. По­зже Далай-лама с признательностью от­мечал, что этот факт свидетельствует о том, насколько сильно стремление кал­мыцких единоверцев освоить учение Будды.

О паломниках, о всех тех, кто желал принять участие в службах Далай-ламы, была проявлена не формальная, а подлинная забота: с раннего утра и в тече­ние целого дня к месту молебна беспрерывно курсировали автобусы, работники общепита развернули широкую торго­влю всеми необходимыми продуктами и товарами, стабильно работали радиоуси­лители.

Беседы Далай-ламы в Элисте (а он встречался с представителями общест­венности, депутатами Верховного Сове­та и с членами правительства) носили непринужденный характер, были про­никнуты взаимной заинтересованностью в практическом сотрудничестве. Кал­мыцкие друзья рассказали о том, как идет процесс духовного возрождения, в частности буддийского вероучения. В столице восстановлен хурул — молель­ный дом. В ряде сельских населенных пунктов сформировались буддийские общины. Верующие свободно совершают обряды. Восстанавливаются связи с единоверцами из других стран СНГ, буд­дийских общин в разных концах мира. 14 калмыцких юношей обучаются в ду­ховных учебных заведениях Бурятии и Монголии.

Группа подростков приступила к изу­чению основ тибетской медицины при Агинском дацане. Моральную и матери­альную поддержку оказывает калмыцко­му хурулу Центральное духовное упра­вление буддистов. Налажено сотрудни­чество между государственными органа­ми и буддийской общиной Калмыкии. В республике нашла горячую поддержку инициатива буддистов по строительству монастыря в Элисте. В настоящее время ведется работа над его проектом. Создан общественный фонд «Храм», первые значительные взносы сюда поступили от состоявшегося минувшим летом радио­марафона, распродажи специального вы­пуска лотереи.

Далай-лама горячо поддержал уси­лия калмыков по возрождению буддий­ского вероучения, выразил со своей сто­роны желание оказать всемерную по­мощь в реализации намеченных планов. «Я прошу вас не колебаться и обращаться к нам, если вам кажется, что мы мо­жем в чем-то помочь», — сказал он. В фонд будущего монастыря в Элисте Да­лай-лама лично пожертвовал 2000 дол­ларов. Его Святейшество пообещал при­слать для монастырской библиотеки полное собрание «Данджура» — десятки томов трактатов по философии, культу­ре, медицине, религии, другую буддий­скую литературу. Достигнута договорен­ность отправить группу калмыцких де­тей для обучения в тибетских школах и монастырях, а тибетские врачи начнут работать в лечебных учреждениях Кал­мыкии. К сотрудничеству на постоянной основе, включая обмен монахами, при­ступят калмыцкие хурулы и тибетские монастыри. На повестке дня — вопрос об обмене студентами.

Буддисты Калмыкии с пониманием отнеслись к стоящим перед тибетскими единоверцами проблемам, о которых рассказал Далай-лама. Они выразили го­товность поделиться своим опытом об­щественного обустройства и хозяйство­вания, который может быть полезен и для тибетцев.

Чувства своих соплеменников хоро­шо выразил Давид Кугультинов — известный в нашей стране и за рубежом писатель и общественный деятель, за ин­теллектуальный вклад в развитие гума­нистической мысли удостоенный в 1990 году особой чести: Смитсоновский астрономический научный центр (США) присвоил вновь открытой звезде под но­мером 2296 его имя. «Каждый калмык, — сказал Кугультинов, — мечтал встре­титься с Далай-ламой, верховным духов­ным вождем буддистов. Сегодня у тысяч моих земляков эта мечта осуществилась. Они счастливы. Не только буддисты — весь советский народ питает к Его Свя­тейшеству самые высокие чувства как к мудрому философу современности, бор­цу за мир без применения насилия…

В многовековой истории наш народ не единожды подвергался уничтоже­нию. Но не суждено умереть народу, ко­торый, как и другие народы, имеет свой дух. Еще великий Пушкин говорил, что все народы равны по безмерности духа, традиций, истории. Только благодаря безмерности духа, гения, таланта каждо­го народа человечество достойно суще­ствования, иначе жизнь не удержать, не сохранить. Мы — за продолжение жиз­ни. В этом историческом процессе рели­гия, в том числе буддизм, является той духовной сферой, которая способствует сохранению сознания народа, его культу­ры, национальной целостности. Буддизм воспитывает чувства долга, служения людям без разделения их по националь­ному, политическому принципам, веро­исповеданию и приведет человека к общегуманистическим ценностям…»

Провожая Далай-ламу, калмыцкие друзья пригласили его посетить Калмы­кию весной, в пору цветения степных тюльпанов. Его Святейшество со свойст­венным ему юмором сказал: «Я теперь готов приехать к вам в любое время го­да, и даже без приглашения».

Ким Болдохонов, Хубисхал Ральдин,
журнал «Буддизм», 1992, № 1

Оставить ответ

Введите цифры изображенные на картинке:

Архивы

Translator

Russian flagItalian flagKorean flagChinese (Simplified) flagChinese (Traditional) flagPortuguese flagEnglish flagGerman flagFrench flagSpanish flagJapanese flagArabic flagGreek flagDutch flagBulgarian flagCzech flagCroat flagDanish flagFinnish flagHindi flagPolish flagRumanian flagSwedish flagNorwegian flagCatalan flagFilipino flagHebrew flagIndonesian flagLatvian flagLithuanian flagSerbian flagSlovak flagSlovenian flagUkrainian flagVietnamese flagAlbanian flagEstonian flagGalician flagMaltese flagThai flagTurkish flagHungarian flag