В.Ривер “ТОРГУТЫ”

К 400-летию добровольного вхождения калмыков в состав России

“Слава деяний заключается в их реализации”

Чингис-хан

“Оторвавшийся лист назад не прикрепить,
вытекшую воду назад не вернуть,

умершего
человека вновь не оживить”

Калмыцкая пословица

1771 год является одной из самых печальных и трагичных страниц в истории калмыков. Тогда основная масса калмыков откочевала на свою древнюю родину — в Джунгарию.

Этой теме посвящен роман американского писателя В.Ривера. Роман “Торгуты” был опубликован в 1939 г. в США на английском языке. Позднее переведен на японский и монгольский языки. Предлагаем вниманию читателей отрывок из романа в переводе на русский язык.

Люди, верившие в то, что хан Убаши очень образован, как и ламы, хотели, чтобы он продол¬жил свой рассказ. Но Убаши посмотрел на Цогто и сказал: “Вот все, что я знаю. А о другом хорошо знает иной человек. Цогто много знает. Хотелось бы его послушать”. Все обратили свой взор на Цогто.

Зайсанг Цогто часто ходил в походы. Он знает много интерес¬ного. Мать Цогто была сестрой джунгарского хана Галдан-Церена, Цогто от своей матери получил много книг последнего зюнгарского хана Амурсаны. Когда эта библиотека кочевала с одного места на другое, то нужно было двести верблюжьих поклаж, так как поистине много было книг. После смерти в 1745 г. Галдан-Церена, юноша Цогто взял с собой двести кибиток, чтобы привезти на берега Волги эту литературу. Цогто — потомственный зайсанг (столбовой дворянин). Об этом сказано в Чингисовской родос¬ловной, в законах 1640 г., отме¬чено в пекинском документе Чин-Шиян-шу.

Цогто, закрыв глаза, сидит и иногда смотрит на пламя огня. Люди приготовились его слушать, и он начал тихо говорить: “Монголы издревле кочевали на просторах Азии вдоль прекрасных рек, среди гор и скал. Наши предки кочевали в местах, где было мно¬го воды. Другими словами, там, где вода была прозрачной, а трава сочной. Но так как в любом уголке мира есть варвары, то наши предки так же были и искусными в войнах, в битвах. Если есть враг, то мы должны быть сильными”.

Далее Цогто рассказал об ис¬тории разделения монголов по аймакам и о том, как над всеми монголами был один хан. “Если уточнить, что это был за хан, то я говорю о кереитском хане, прославившемся в Европе как Прист Джон, иначе говоря, это торгутский Ван-Хан. Ван-Хан построил столицу Кара-Корум. К его двору прибыл глава одного маленького племени по имени Тэмучин вмес¬те с вождями других племен. “Как только Цогто произнес имя этого великого человека, все невольно вскрикнули: “А!”. Снег кружил над головами кочевников. Мехо¬вые шубы около сильного огня получили опалины. Но люди об этом не думают. Они забыли о своем чае. Они заслушались прек¬расным сказанием, которое, как драгоценность, выпало из клюва золотой птички, прилетевшей издалека. Цогто продолжил свой рассказ: “Ван-Хан помог Темучину, когда ему угрожала опасность со стороны аймаков северной Халхи. Тэмучин в свою очередь помог Ван-Хану и возвратил ему земли, захваченные врагом. Но вскоре Тэмучину стала угрожать опасность со стороны другого аймака, и он написал письмо, прося помощи у Ван-Хана: “О, мой великий хан! Вы в результате больших страданий освободились от опасности, как солнце, вышедшее из-за туч. Вы не забыли, как исхудалый, на истощенном коне приехали ко мне, как я уничтожил врага, который Вас мучил. “Такое было содержание письма. Но на это письмо ответа не было. Тэмучин стал еще сильнее, чем прежде. И он захотел от Ван-Хана получить славу, а от его младшей дочери — детей. Но так как Ван-Хан боялся молодого хана северной Монголии, он отказал ему. Поэтому Тэмучин сильно разгневался и уничтожил Ван-Хана вместе с его домом, оставив в живых только младшую дочь. И у них родился сын. Этот сын — предок Убаши-хана и нас с вами. Младшая дочь Ван-Хана и Тэмучин счастливо жили в золотой ставке Кара-Корума. Так говорят. Но тут снова в разных местах поднялись волнения. Тэмучин проснулся от сна. Его голос напоминал рычание льва. Он разрушил свой город, в течение 15-ти лет уничтожил тридцать три миллиона врагов, Тэмучин сравнял с землей города. И снова превратил свои кочевья в прекрасный оазис. Тэмучин про¬водил политику мирную и создал Великую Яссу, ставшую законом для всех граждан. Таким образом, первый хан нашего народа в древности — это Тоорил (Ван-Хан). Потом же сверкал, как солнце, отец всех ханов и нойонов вели¬кий хан Тэмучин, иначе говоря, Чингис-богдо».


Временно наступила тишина. На слабо горящий огонь падал снег и раздавалось шипение. Субедей прокашлялся и сказал: “Как интересно! Сказание, рассказанное сейчас, как похоже на сказание о Гэсэр-хане, услышанное мною вчера ночью. Если мудрец просвещает меня, почему это не могут сделать герои?» Убаши-хан, куривший трубку, сказал: “Историю сохранили ламы и князья. Но годится ли это для простых людей? Вряд ли. Народ же сочиняет предания, изображая героев по своему желанию”. Тэмур про себя сказал: “Если так, то в преданиях должно остаться то, что одобряет народ”. Убаши: “В Тэмучине многое нравилось народу. Этого не скажешь о его потомках”. Все согласились с его словами.


Цогто продолжил свою речь и рассказал о сыновьях Чингиса — Чагатае и Угедее, внуках Хулагу, Хубилае. Потом Цогто рассказал о том, как потомки Чингис-хана в конце концов пришли в упадок. “Законы перестали действовать, исчезло единство. Все это было подобно тому, как в засуху ветер иссушает почву. Потомки Чингис-хана были изгнаны из Китая и вернулись в Монголию. Аймаки вели борьбу друг с другом. Вожди джунгаров берут свое происхож¬дение от Тэмучина и дочери Тоорила, то есть Ван-Хана. Они смог¬ли объединить всех, кроме халхов. Все это происходило, когда действовали законы 1640 года. Эти законы появились на основе Чингисовой Яссы и, хотя они не были так сильны, как “Великая Ясса”, но тем не менее как нельзя лучше подходили для того време¬ни.


Как раз в это время манджуры захватили весь Китай. Тогда правил прадед нынешнего императора. Из-за того, что манджурский император властвовал, опасались считать Северную Монголию союзницей ойратов. В это время джунгарские правители продолжали свою деятельность. Хошутский Туру-Байху хан (Гуши Номин хан) напал на Тибет и над красношапочниками, пришедши¬ми в упадок, поставил первого Далай-ламу желтошапочников. Внук Батура-хун-тайджи Цеван-Рабдан воспитал великого правителя джунгаров Галдана-Церена. Во времена Галдан-Церена вся Центральная Азия была объединена. И, как во времена Тэмучина, были подчинены Караганда, Самарканд, Ташкент. В мое время джунгарские законы дошли до Китая. Я это хорошо помню”.


Цогто сделал паузу и затем стал рассказывать, как в молодые годы последовал за Галданом-Цереном и осаждал крепость манджуров. Но услышав о том, что что-то произошло в родных местах, они вернулись назад. Галдан-Церен вскоре навел порядок. Разногласия возникли между Амурсаной и племянником Галдана (по материнской линии) — управляющим Тибета. Но вскоре подошла армия молодого импера¬тора “Тэнгри тэтгэгчи”. Но Галдан разбил манджуров. Когда дела пошли хорошо, из-за каких-то мелочей начал воевать с халхами. “Это был конец, — сказал Цогто, — так как манджурский император завоевал Джунгарию и посадил Амурсану на трон вместо умер¬шего Галдана. Это произошло в 174 5 г. Так как не хотелось жить под властью чужого императора, я приехал на берега Волги”. Тэмур: “О, я вспоминаю день вашего приезда. Это был, кажется, день летних конных скачек. У таких молодых людей, как я, взыграла горячая кровь. Увидев Вас, тут же захотели поехать в Китай сражаться с манджурским императором”. Субедей: “Я хочу спросить одну вещь. Если наша родина — Джунгария, то зачем наши предки пришли в Россию?” Тэмур: “А в то время эти места не были российскими. Точно также и Джунгария не была манджурской в прежние времена”. Убаши-хан: “Да, это так. Наши предки до прихода на Волгу жили между Аральским морем и рекой Эмба. Мы скоро доедем до этого места”. Субедей: “Но поче¬му наши предки покинули Джунгарию?” Тэмур сморщил лицо: “Единственная причина — это проблема воды и пастбищ. Даже ребенок должен знать это”. Субедей: “Но разве сейчас мы не оставляем прекрасные пастбища на Волге? Разве мы не ищем свободы?” Убаши: “На нашей родине — в Джунгарии —людей стало много и стало не хватать воды и пастбищ, поэтому наши предки откочевали. Если нет воды и травы, чтобы накормить скот, то о какой свободе для скотоводов можно гово¬рить?” Старик Кучин сбоку ска¬зал: “Тогда получается, что иметь скот не очень-то и хорошо?” Убаши: “Если бы все имели скот, то это было бы хорошо. Но ведь есть же люди, не имеющие скота. И так как им ничего не остается, как пасти чужой скот, то никакой свободы нет”. Тэмур: “Или они вынуждены сражаться”. Убаши: “В прошлом на общих пастбищах владели совместно скотом. В то время все, кроме иностранных пленных, были свободны. А сейчас мы разделили весь скот, не так ли? А ведь пастбища — общественная собственность. Имея скот, не иметь пастбищ — какая же это свобода? Сейчас наша земля принадлежит русской императрице. За эту землю мы каждый год платим большие налоги. Поэтому какая может быть у нашего народа свобода?” Субедей: “Мы сейчас имеем свободу”. Цогто холодно рассмеялся: “Без пастбищ? Когда не хватало пастбищ, наши предки под предводительством Хо-Урлюка искали их. Об этом говорится в исторической литературе. Они из Джунгарии пришли в Центральную Азию, где было плохо с водой и пастбищами. Народы Центральной Азии в эпоху Чингиса и после него вели городской образ жизни. Они растили сады, занимались земледелием. Они сажали деревья и сады там, где можно было провести воду. Они научились рыть арыки. Но вода использовалась нерационально, реки высохли. Хо-Урлюк пересек эти земли и дошел до пастбищ Аральского моря и в конце концов со всеми своими людьми он добрался до просторных степей Волги и обосновался здесь. Эта земля была завоевана внуком Чингис-хана. Тюрки и крымский хан покорили Золотую Орду, а русские разрушили Сарай-город (столицу Золотой Орды, построенную Батыем). Убаши: “Этот Сарай-город сейчас называется Саратов. Я лично видел его развалины”. Цогто: “Торгуты, приехав на новые земли у реки Волги, жили свободно, били турков. Внук Хо-Урлюка великий хан Аюка установил равноправные отношения с русским царем. И манджурский император считал Аюку-хана равным себе. Неоднократно присылались тайные гонцы. Русский царь хотел, чтобы торгуты воевали с турками. А манджурский император хотел, чтобы торгуты воевали с русскими”.


Убаши-хан, который всегда говорил очень громко, в этот раз сказал тихо: “Может быть, так и было. И в то время, как и сегодня, люди искали воду и пастбища, мира и свободы. И в то время, как и сегодня, русский царь и манджурский император преследовали свои интересы. И так как мы находимся между двух огней, то и сражаться не можем, и не сражаться не можем. Нашим желанием было и остается — найти земли, где можно было бы мирно и свободно жить и пасти скот”.

Люди наблюдали, как снег падает на костер, издавая при этом шипящие звуки. Все согласились со словами Убаши-хана. Тут в ночной темноте показался караульный. “Снега выпало много, — сообщил караульный, — немного ветрено. Может подняться метель. Что будем делать?”. Когда он так спросил, то Убаши-хан ответил: “Тронемся, как только появится луна, до рассвета. Время еще есть”.

Караульный кивнул головой и подумал, что в такую снежную и мглистую ночь луны не будет видно. Тем временем на небе образовался большой просвет. Благодаря этому просвету стало немного светлее. Увидев это, караульный подумал: “Какой наш хан мудрый и дальновидный!” Тэмур: “Другого пути нет. За свободу нужно бороться”. Когда он это сказал, Убаши улыбнулся: “О, это говорит Тэмур и думает, что мир возник для борьбы, которая для него более сладостна, чем хороший кусок мяса”.

Племянник Цогто Рабдан сказал: “Наш дом — это Джунгария, которая осталась без людей. Это земля, где лежат кости наших предков. Расскажите нам, что стало с нашей родиной в горах Тянь-Шаня”. Цогто: “Конец пришел со смертью Галдана. Манджурский император захватил нашу родину и посадил на трон вероломного внука Галдана — Амурсану, марионеточного хана. Но Амурсана оказался хитрее. После ухода манджурской армии Амурсана вместе с Шеаренгом начал деятельность против манджурского императора. Они попросили помощи у царской России, но ответа не было. Снова пришли манджурские войска и вырезали пятьсот тысяч ойратов, находившихся в Джунгарии: мужчин, женщин, стариков и детей. От горы Тэнгри (Тянь-Шань) до впадения в озеро Балхаш вся река Или была в крови ойратов. В живых остались только те, кому удалось укрыться в горах или бежать на Волгу. Так опустели прекрасные пастбища и горы нашей родины”.

Когда Цогто закончил свой рассказ, наступила тишина. Кроме шипения снега и треска огня, ничего не было слышно. Лица людей раскраснелись. Убаши-хан: “Вот таково положение Джунга¬рии. Обезлюдевшая страна, но тем не менее наша земля. А вообще лучше ли быть рабами маньчжурского императора, чем рабами русской императрицы?” Рабдан: “А мы вообще сможем вернуть себе родину?” Убаши: “Нам нужно найти воду, пастбища, достичь мира и свободы для нашего народа. Но где находится такое счастливое и прекрасное место? Оно может быть рядом с Эмбой и Аральским морем. Или между этим местом и нашей покинутой родиной. Нам с таким большим количеством людей идти до Китая далеко. А по пути только пустынные места без воды и травы. Надо как можно быстрее найти пастбища. Нужно подумать, как мирно пройти мимо диких племен. Нужно быть дальновидными. Мучений очень много. Нужно подумать, как избежать ненужных стычек по дороге. Мы пойдем туда, где есть любимые нами пастбища. Но ради свободы и мира, возможно, придется вести локальные сражения. А сейчас — в путь. Луна ясная, и снег перестал валить”.

Люди встали. Старик Кучин стал разминать затекшие ноги и сделал вдруг удивленное лицо, как будто услышал пение какой-то птицы. Старик стал стоя разминать по очереди оба колена. Он как будто что-то понял. И когда он сказал, что скоро будет метель, то никто не прислушался к его словам. Бюря (трубы) заиграли. Так был дан сигнал тем, кто окружал крепость. Этот сигнал был услышан, и там начали гасить костры, и под лунным светом пламя огней быстро исчезло. Башни крепости в лунном свете казались чудовищами.

Перевод Н.Бадгаева

Новости 13 Январь 2009

Оставить ответ

Введите цифры изображенные на картинке:

Архивы

Translator

Russian flagItalian flagKorean flagChinese (Simplified) flagChinese (Traditional) flagPortuguese flagEnglish flagGerman flagFrench flagSpanish flagJapanese flagArabic flagGreek flagDutch flagBulgarian flagCzech flagCroat flagDanish flagFinnish flagHindi flagPolish flagRumanian flagSwedish flagNorwegian flagCatalan flagFilipino flagHebrew flagIndonesian flagLatvian flagLithuanian flagSerbian flagSlovak flagSlovenian flagUkrainian flagVietnamese flagAlbanian flagEstonian flagGalician flagMaltese flagThai flagTurkish flagHungarian flag