Богдо-гэгэн VIII – великий хан Монголии

1256569479_bogdogegen2Приезд Богдо-гэгэна IX Джецун Дампа Халха Ринпоче - духовного наставника монгольских народов - всегда является одним из важнейших событий для буддистов Монголии и России. Но не все знают, что в предыдущем рождении он был великим ханом Монголии. Историки часто дают Богдо-гэгэну VIII идеологические оценки, во многом ложные. Но не так давно появились ценные данные, основанные на воспоминаниях и прежде закрытых монгольских архивах (1). Оказалось, что известные в России биографии последнего хана Монголии весьма неточны.

В чем причины краха средневековой Монгольской империи, в результате которых великие ханы сошли с исторической сцены? Если кратко, это межплеменная рознь, борьба крупных феодалов между собой, их попытки опереться на иностранные силы. Империя исчезла, а собственно Монголия, расколотая на враждовавшие уделы, попала под власть маньчжурской династии.

Единственным общественным слоем, способным интегрировать монгольское общество, оказались ламы. Четкая церковная иерархия, отсутствие междоусобиц, следование канонам привлекали народ. Важно и то, что преемственность высших иерархов не определяется кровным родством или назначением. Хубилган (перерожденец) не имел собственности. Она принадлежала только линии преемственности. Благодаря этому не было оснований для конкуренции родов или придворных группировок.

Среди хубилганов особую роль в истории Монголии сыграла линия Джецун Дампы (совр. монг.: Жавзандамба хутагт, или, как принято транскрибировать со старомонгольского - Джебцзундамба-хутухта). Эта линия перерождений восходит к Ананде, одному из главных учеников Будды Шакьямуни. Далее он перерождался 21 раз в Индии и Тибете и 2 раза в Монголии. Пятнадцатый хубилган Джецун Дампы стал главой Буддийской церкви Внешней Монголии. С тех пор его перерожденцы, имеющие титул хутухта (святой) и Богдо-гэгэн (Великий святитель), занимая этот пост, укрепляли свое влияние на монгольские народы, хотя все перерожденцы, начиная с третьего - тибетцы, а не монголы.
1256569803_bogdogegen1

Это сыграло решающую роль в период борьбы за независимость Монголии, которую возглавил Богдо-гэгэн VIII (1870 - 1924). Ему суждено было стать последним великим ханом монголов. Полное его религиозное имя - Агван Лобсан Чойджи Данзан Ванчигбал Самбу. В 1873 г. из монгольской столицы Урги (сейчас Улан-Батор) в Лхасу выехали 8 чел. во главе с Да-ламой, чтобы выявить, в кого переродился седьмой Джецун Дампа, оставивший этот мир в 1869 г. В Тибете среди 9 “кандидатов” выявили четырехлетнего мальчика, восьмого перерожденца. Он родился в семье знатного тибетца Гончигцэрэна, одного из приближенных Далай-ламы XII. По внешности, характеру и нраву мальчик был очень похож на свое предыдущее перерождение, имел незаурядный, подвижный ум. К прибытию Богдо-гэгэна VIII тщательно готовились, в Монголии и Тибете для этого были выделены большие средства. Новый святитель приехал в Ургу 3 октября 1874 г. С ним приехали отец, мать, братья и вся его свита. 5 октября он был возведен на трон Джецун Дампы.

В детстве Хутухта был окружен вниманием и нежностью. Он отличался справедливостью, изучал религиозные книги, монгольский и тибетский языки. Не прекращал он изучение религиозных и светских дисциплин и позже, многие книги знал наизусть. Мать оказывала на него большое влияние. Говорили, что по ее советам он стал обращаться в консульство России, откуда получал европейские механические игрушки, иллюстрированные журналы. Вероятно, это пробудило его интерес к России. В возрасте 10 лет Хутухта лишился отца, в 17 лет - матери. Отца ему заменил учитель, вместо матери стала жена брата.

В отношении маньчжурского двора Богдо-гэгэн VIII вел себя совсем не так, как его предшественники. С малых лет он должен был сдавать особые экзамены на верность императору, но эту обязанность игнорировал. Он даже не стал участвовать в погребении цинского императора Тунчжи, в торжествах в честь коронации нового императора и в честь 60-летия матери последнего. В европейской литературе сложилось превратное представление о молодости Богдо-гэгэна VIII: пьянство, жестокие развлечения со стрельбой, охота и рыбалка, ночные пиры, слепота из-за потребления плохого спирта. Эти сведения напечатаны во многих книгах. Передавали их европейские путешественники и дипломаты в Урге с чужих слов. Сведения из монгольских архивов их не подтверждают (2). Очевидно, не верили им и современники-монголы, иначе Хутухта не пользовался бы таким авторитетом и поклонением. Кто и с какой целью организовывал такие “утечки информации”, можно только догадываться…

Подобно Богдо-гэгэну I, знаменитому монгольскому политику, скульптору и разработчику письменности Дзанабадзару, Богдо-гэгэн VIII снял с себя монашеские обеты и женился. Расставшись с первой женой, он взял вторую, по имени Ц. Дондогдулам и усыновил ее сына (собственных детей у него не было). Среди народа ее уважали за ум, образованность, хорошее чтение нараспев священных книг. Скончалась она в 1923 г., незадолго до смерти своего супруга.

В 1890 г. на берегу р.Тола для Богдо-гэгэна был построен дворец-монастырь. Архитектура соответствовала канонам тибетского буддизма, но дом, где жил и умер сам Хутухта, был построен в русском стиле: за образец взяли здание русского консульства в Урге. При дворце создали богатую библиотеку, а при ней - своеобразный научный центр, где делали переводы, собирали и комментировали книги. За счет подношений, подарков и покупок во дворце постепенно образовалось великолепное собрание предметов религии и искусства, драгоценностей, приборов, музыкальных инструментов, чучел животных и т.д. Это собрание напоминало кунсткамеру. Часть этих предметов сохранилась и составляет экспозицию дворца-музея Богдо-гэгэна в Улан-Баторе. На содержание свое и своих дворцов Богдо-гэгэн VIII тратил только доходы от подношений, сделанных ему лично. Ни от труда монастырских крестьян, ни с доходов подчиненных он ничего не получал.

В 1904 г. в Тибет из Индии вторгся военный отряд английского полковника Ф.Э. Янгхазбенда. Далай-лама XIII вынужден был покинуть Тибет. Через населенный тибетцами и монголами Кукунор (сейчас китайская провинция Цинхай) он направился в Ургу. Когда весть об этом достигла столицы, там прошло совещание. На нем решили встретить высокого гостя с почетом и поселить в старом дворце Богдо-гэгэна.
Маньчжурское правительство не оказало никакой помощи Тибету в отражении нападения англичан. Но, руководствуясь принципом “разделяй и властвуй”, оно проявило недовольство отъездом Далай-ламы в Монголию. Пекин беззаконно “низложил” Далай-ламу, а Джецун Дампе направил предписание “не особенно усердствовать по приему Далай-ламы” (3). Богдо-гэгэну трудно было противиться маньчжурам и китайцам. Незадолго до этого по его настоянию из Урги был отозван маньчжурский наместник, обиравший население. Взамен послали другого, потом третьего. Далай-ламе из Пекина прислали приказ уехать из Монголии; он отказался. За обоими иерархами в Урге следили китайские шпионы. Богдо-гэгэн не выехал из Урги, чтобы встретить гостя, официальная встреча состоялась позже и была короткой. По Урге ходили слухи о разногласиях между двумя иерархами. Эти слухи записывали приезжие, и такое мнение стало почти общепринятым. Факты говорят о том, что отношения Далай-ламы XIII с двором Богдо-гэгэна VIII и с российским консульством в Урге, действительно, стали натянутыми. Осенью 1905 г. Далай-лама XIII выехал из Урги в монгольский монастырь Дайчин-ван-хурэ и зазимовал там, поддерживая контакты с представителями Николая II в Монголии и надеясь получить поддержку России. Он смог получить лишь моральную поддержку царя: российский МИД, настроенный проанглийски, боялся вмешиваться в тибетские дела. Пекин добился своего: летом 1906 г. Далай-лама направился в Тибет через Китай.

Корона и халат Богдо-гэгэна VIII. Дворец-музей Богдо-гэгэна, Улан-Батор

Корона и халат Богдо-гэгэна VIII. Дворец-музей Богдо-гэгэна, Улан-Батор

Имеющиеся сведения складываются в картину интриг в окружении Богдо-гэгэна VIII, режиссированных из Пекина, направленных на раскол сангхи и удаление Далай-ламы XIII в Китай. В результате Богдо-гэгэн VIII попал в сложное положение. Отрывочные сведения говорят о том, что он сохранил нормальные отношения с Далай-ламой, но вынужден был скрывать их. Он тайно встречался с первоиерархом (4), но содержание этих встреч неизвестно. Решение отделиться от Китая и образовать союзное государство Монголии и Тибета при поддержке России (5), возможно, было принято как раз тогда.

Интриги вокруг пребывания Далай-ламы в Урге дорого стоили Богдо-гэгэну: из-за того, что его “подставили” и возникла видимость конфликта, у него пропало зрение (6). Европейцы предполагали, что у него катаракта. Хутухта имел возможность лечиться у европейских врачей, но отказался (7). Чтобы восстановить зрение, в Урге следовало построить самый большой в Монголии храм со статуей бодхисаттвы Авалокитешвары - Мэгжид-Жанрайсэг. Когда Далай-лама был в Урге, он благословил эту работу. Народ делал пожертвования, использовали также заем от России. Статуя высотой 40 локтей (28 м) была отлита в монгольском г. Долоннор (сейчас - в КНР) и привезена в Ургу. Работа закончилась лишь в 1913 г. Зрение, действительно, вернулось к Богдо-гэгэну, хотя и не полностью. Он ходил в черных очках, плохо видел (8). Статуя же бесследно исчезла в период социализма (видимо, переплавлена); в 1996 г. воссоздана в Монголии. В голову воссозданной статуи, в числе прочих святынь, поместили подаренный Далай-ламой XIV бурхан, когда-то принадлежавший Таранатхе, воплощениями которого являются Богдо-гэгэны.

В конце XIX в. в Монголии наступили тревожные времена. Маньчжурская династия, шедшая к упадку, нарушила обязательства, на основании которых монголы признали ее сюзеренитет: она стала заселять их земли китайцами и тем самым создала угрозу традиционной культуре монголов. Последние решили отделиться и образовать свое монархическое государство. Решающую роль в этом сыграло духовенство и лично Богдо-гэгэн VIII. После тайных совещаний, Хутухта издал лундэн (наставление, пророческое писание, булла) о том, что Монголия должно опираться на Россию и Белого царя (9). В Петербург направили посольство, царское правительство поддержало монголов. В конце 1911 г., вскоре после победы Синьхайской революции, уничтожившей маньчжурскую империю Цин, ламы и князья Внешней Монголии заставили маньчжурских и китайских чиновников покинуть их страну.

29 декабря 1911 г. в Урге прошла торжественная церемония возведения Богдо-гэгэна VIII на престол великого хана (Богдо-хана) Монголии. В ней приняли участие посланцы разных монгольских земель, разных слоев населения. Богдо-хан стал править под девизом Многими Возведенный. Внешняя Монголия стала независимым теократическим государством. Стремясь консолидировать страну и избежать социальных потрясений, Богдо-гэгэн VIII в своих лундэнах подчеркивал необходимость прекращения междоусобиц, ссор и взаимной вражды, угнетения высоких и низких людей, важность укрепления семьи и т.п. Лундэны касались самых разных тем - религии, государственного управления, международных связей, финансов, таможенных правил, награждений, охраны природы, возмещения людям, пострадавшим от потерь скота, мерам против голода и т.д. Богдо-хан организовал верхнюю и нижнюю палаты, пять министерств, облегчил налоги, транспортную повинность. Были изданы важные законодательные акты в области политики, экономики, финансов, обороны, торговли, культуры и т.д. Организовали военную школу с русскими инструкторами. Построили несколько мастерских и заводов, типографию, пекарню, больницу, ветлечебницу, мельницы, радиостанцию, телеграф, телефон, автомастерские, электростанцию, банки, военное училище и т.д. Богдо-гэгэн поощрял не только религиозное, но и светское образование, призывал уважать свою историю.

Республиканский Китай пытался вести секретные переговоры с правительством Богдо-хана. Хутухта резонно отвечал, что монголы присягали на верность Цинской монархии, а в результате революции в Китае эта связь порвалась (10). Россия сочувствовала борьбе монголов, но не могла поддержать освободительное движение во Внутренней Монголии и Барге, будучи связанной секретными соглашениями с Японией о разделе сфер влияния. В 1915 г. было подписано трехстороннее Кяхтинское соглашение между Россией, Китаем и Монголией, которое зафиксировало широкую автономию Монголии. На трехсторонних переговорах правительство Богдо-гэгэна рассматривалось как самостоятельная сторона. Фактически, автономная Монголия осталась независимой. Россия и лично Николай II оказывали ей моральную, дипломатическую и материальную поддержку в сохранении этой независимости.

После революции 1917 г. Россия уже не могла помогать монголам. Китай, по своему обыкновению воспользовавшись слабостью соседа и организовав раскол в правящих кругах, в 1919 г. оккупировал Монголию, нарушив Кяхтинское соглашение. Но и после этого Богдо-гэгэн VIII продолжал тайно поддерживать борцов за независимость, просил помощи у Америки, Японии и России, но безуспешно.
Независимость Монголии восстановил барон Р.Ф. фон Унгерн-Штернберг в 1921 г. Когда отряд Унгерна вошел в страну, китайцы арестовали Богдо-гэгэна VIII. Через лам барон наладил тайные контакты с Хутухтой и получил его благословение на изгнание оккупантов. 2 февраля 1921 г. Богдо-гэгэн был освобожден из-под ареста специальным отрядом барона, в то время как другие подразделения вели бои с китайцами. 22 февраля была проведена новая церемония возведения во власть Богдо-хана. Унгерн, белые офицеры и монгольские сановники получили от Богдо-гэгэна VIII титулы и привилегии.

В марте Богдо-хан сформировал новое правительство. Ошибкой является расхожее мнение, будто Унгерн стал диктатором Монголии. В действительности всю полноту власти осуществляло Монгольское правительство, которое действовало под главенством Богдо-хана. Оно просуществовало в условиях разрухи и фактической блокады всего несколько месяцев, и все-таки сумело провести ряд важных политических, экономических и военных мероприятий.

Богдо-хан, по-видимому, надеялся на реставрацию Российской империи, но затем понял, что это невозможно. Когда Унгерн решил идти из Монголии в поход на Сибирь, Богдо-хан договорился с ним, что это будет собственная инициатива барона и, в то же время, приказал монголам оказывать ему содействие. Как известно, белые потерпели поражение. До самого вступления красных в Ургу Хутухта старался убедить их сохранить Монгольское автономное правительство, но получил отказ.

Авторитет Богдо-гэгэна VIII среди монголов был столь высок, что коммунисты, захватившие власть в Монголии, не посмели его свергать. 11 июля 1921 г. во дворце состоялась новая церемония: возведение Богдо-хана на престол ограниченного монарха. 1 ноября 1921 г. Богдо-хана вынудили подписать так называемый “Клятвенный договор”, которым он лишался права влиять на важные государственные решения. Этот договор подписан под внешним давлением, потому его легитимность сомнительна. В 1921 г. Далай-лама XIII получил от Богдо-гэгэна VIII письмо о том, что Советы, уничтожив свои храмы и священные книги, добрались до Монголии и при содействии Монгольской народной партии сместили его с престола (11).

Иногда пишут, что подчинение Хутухты внешнему диктату - признак беспринципности. Но к чему привел бы отказ? Не к сохранению власти, а лишь к новым репрессиям и жертвам. Поэтому действия Богдо-гэгэна были оправданы буддийским принципом сострадания. Революционное правительство формально докладывало о важнейших мероприятиях монарху, но он не мог их менять или блокировать. Он не смог отменить даже вынесенные красными смертные приговоры ламам и феодалам - героям национально-освободительной борьбы.

Трон Богдо-гэгэна VIII. Дворец-музей Богдо-гэгэна, Улан-Батор.

Трон Богдо-гэгэна VIII. Дворец-музей Богдо-гэгэна, Улан-Батор.

В конце 1923 г. Богдо-хан почувствовал себя плохо. Он скончался 20 мая 1924 г. Причиной смерти был рак горла, а по другим сведениям, убийство… Народное правительство отклонило желание министерства по делам Хутухты и шабинаров об изготовлении субургана (ступы) и выявлении следующего хубилгана. Тем не менее, в конце мая 1924 г. по Урге ходили слухи, что новый хубилган уже родился в хошуне (уделе) Жонон-вана. В том же году начали искать хубилгана высшие ламы монастыря Их-Хурэ (12). Новый слух прошел в 1925 г.: что это ребенок одной женщины из северной Монголии. Однако высокие ламы Джалханцза-хутухта и Дарав-пандита не признали его.

Ходатайство о новых поисках правительство отклонило. 7 июля 1925 г. вышло постановление пленума ЦК МНРП, по которому этот вопрос решили отложить и организовать комиссию от правительства, чтобы спросить у Далай-ламы. Тем не менее, в Лхасу было отправлено письмо, что Монголия - республика, и Богдо-ханов или Богдо-гэгэнов больше не должно быть.

В ноябре 1926 г. III Великий хурал МНР принял специальную резолюцию, в которой постановил: “В отношении приглашения девятого Хутухты воздержаться, т.к. об этом нет никаких указаний в священных сказаниях, вследствие чего необходимо детальное выяснение этого вопроса в высших инстанциях буддийской иерархии” (13). Хотя Конституция МНР 1924 г. провозглашала отделение церкви от государства (как, впрочем, и Конституции 1960 и 1992 гг.), в главе 2 “Закона об отделении религии от государства” 1926 г. говорилось, что для поисков новых перерождений хутухт надо испрашивать разрешение правительства. В 1928 г. на VII съезде МНРП и V Великом народном хурале окончательно запретили искать перерождение Джецун Дампы, о чем велели агитировать среди народа (14). Раз церковь отделена от государства, то данный запрет и государственное регулирование незаконны: это дело верующих.

Несмотря на все препятствия, новый хубилган Джецун Дампы был выявлен достоверно и согласно традиции. Он родился в 1932 г. в семье тибетцев в Лхасе (15). В возрасте 4 лет его признали хубилганом Джецун Дампы регент Лхасы, государственные оракулы Тибета и другие высшие ламы. Дело в том, что Далай-лама XIII умер в 1933 г., а Далай-лама XIV родился в 1935 г. Впоследствии он признал истинность девятого перерождения Богдо-гэгэна. В Тибет выехал Дилова-хутухта Джамсаранжав (его хубилганом является нынешний Шаджин-лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче). Джамсаранжав знал Богдо-гэгэна VIII. По дороге в Тибет он был арестован в Китае, и смог приехать позже. В связи с репрессиями против религии в СССР и МНР и давлением, оказываемым на Монголию, выявление Богдо-гэгэна IX долго держали в тайне.

Храмы дворцового комплекса. Дворец-музей Богдо-гэгэна, Улан-Батор.

Храмы дворцового комплекса. Дворец-музей Богдо-гэгэна, Улан-Батор.

Религиозное имя ныне живущего Джецун Дампы - Джампел Намдрол Чокьи Гьялцен (монг.: Жамбалнамдолчойжижанцан). В детстве он дружил и учился вместе с Далай-ламой XIV. В течение 14 лет изучал буддийскую философию в тибетском монастыре Дрепунг, затем, в возрасте 21 года совершал религиозные практики и паломничества по святым местам Тибета, в возрасте 25 лет снял с себя монашеские обеты и 4 года находился в монастыре Ганден-Пунцоглинг, основанном Таранатхой. В 1959 г., после оккупации Тибета Китаем, вместе с Далай-ламой XIV ушел в Индию, где много лет жил как простой беженец. В 1991 г. был возведен Далай-ламой на трон Джецун Дампы. Так что прекратилась монархическая власть, но не линия преемственности.

Итак, Богдо-хан проявил себя как гениальный политик, его роль соизмерима с ролью создателей Монгольской империи. Теократия, опираясь на духовенство как наиболее сплоченный слой общества, имела спасительное значение для народа, обеспечив его консолидацию в критический период становления современной Монголии. Это весьма актуально сейчас, когда монголы сталкиваются с опасностью утраты своей цивилизационной идентичности и духовности. Поэтому визит в Монголию Богдо-гэгэна IX, которого там давно ждут - поистине, историческое событие.

(1) Магсаржав Н. Монгол улсын шинэ туух. Улаанбаатар, 1994.; Тудэв Л. (ред.) VIII Богд хаан. Улаанбаатар: Хаадын сан, 1998.; Батсайхан О. Монгол ундэстэн бурэн эрхт болох замд (1911-1946). Улаанбаатар: Монгол Улсын Шинжлэх Ухааны Академи, 2007; сведения от Богдо-гэгэна IX.
(2) Батсайхан О. Монголын суулчийн эзэн хаан VIII Богд Жавзандамба. Улаанбаатар: Адмон, 2008.
(3) Козлов П.К. Тибет и Далай-лама. М.: КМК, 2004.
(4) Козлов, 2004.
(5) Белов Е.А. Записка подполковника Генерального штаба Хитрово о Далай-ламе и его деятельности 1906 года. - Восток, 1996, № 4, с.136-141.
(6) Личное сообщение Богдо-гэгэна IX.
(7) Ломакина И.И. Монгольская столица, старая и новая. М.: КМК, 2006.
(8) Коростовец. И.Я. 2004. От Чингис хана до Советской республики. Улан-Батор: Адмон.
(9) Богдын лундэн. Улаанбаатар: Хадын сан, 2002.
(10) Коростовец, 2004.
(11) Андреев А.И. Тибет в политике царской, советской и постсоветской России. СПБ: СПб унив. - Нартанг, 2006.
(12) Пурэвжав С., Дашжамц Д. БНМАУ-д сум, хийд, лам нарын асуудлыг шийдвэрлэсэн нь. 1921-1940 он. Улаанбаатар, 1965.
(13) Хозяйство Монголии, 1926, № 7, с.120.
(14) Пурэвжав, Дашжамц, 1965.
(15) http://www.jetsundhampa.com.

По материалам статьи: С.Л. Кузьмин, Ж. Оюунчимэг. - Азия и Африка сегодня, 2009, № 1, с. 59-64.

www.savetibet.ru

Оставить ответ

Введите цифры изображенные на картинке:

Архивы

Translator

Russian flagItalian flagKorean flagChinese (Simplified) flagChinese (Traditional) flagPortuguese flagEnglish flagGerman flagFrench flagSpanish flagJapanese flagArabic flagGreek flagDutch flagBulgarian flagCzech flagCroat flagDanish flagFinnish flagHindi flagPolish flagRumanian flagSwedish flagNorwegian flagCatalan flagFilipino flagHebrew flagIndonesian flagLatvian flagLithuanian flagSerbian flagSlovak flagSlovenian flagUkrainian flagVietnamese flagAlbanian flagEstonian flagGalician flagMaltese flagThai flagTurkish flagHungarian flag