Дрепунг Гоманг – послание Зунквы

normal_picture11

Калмыцкий хурул в городе Howell,NJ

Андрей Босхомджиев, председатель буддийской общины поселка Овата, что в Целинном районе, несколько лет назад побывал в США. Он уезжал из Элисты не один, а вместе с бывшим настоятелем Элистинского хурула Санджи-ламой - буддийским монахом, пользующимся большим доверием у буддистов республики. В Америке Санджи-лама исполнял свои обязанности в хуруле Ниицян города Хауэлл в штате Нью-Джерси.

Пути калмыков неисповедимы

В США наши представители встретились с тибетскими монахами из монастыря Дрепунг Гоманг, которых судьба разбросала по белу свету. В Штатах, например, живут около двадцати лам (имеем в виду только тех, кто получил образование в старом Дрепунг Гоманге еще до изгнания, т.е. до 1959 года). В американской энциклопедии указывает­ся, что первым буддийским проповедником в Штатах был геше Вангьял.

Геше Вангьял - калмыки называли его Ванджала-багши - выходец из поселка Шин-Мер (Кетченеровский район). Во второй половине 20-х годов прошлого века отправился на уче­бу в Тибет, в монастырь Дрепунг Гоманг. До­стиг больших успехов, получил высокую уче­ную степень лхарамбы. Когда до него дошли вести о начавшихся в СССР гонениях на ре­лигиозных деятелей, геше Вангьял, как и многие другие монахи-калмыки, принял ре­шение не возвращаться на родину. В 1958 го­ду в штате Нью-Джерси, в горном местечке Вашингтон, он основал первый в США буд­дийский образовательный центр. Когда Его Святейшество Далай-лама XIV приезжает в США, он останавливается только здесь.

Как же, спросите вы, геше Вангьял попал в Америку?

Когда европейские калмыки-эмигранты первой и второй волн «открыли» для себя Америку - это было в начале 50-х годов про­шлого века, - они принесли с собой буддизм. Рассказывает Андрей Босхомджиев: “Мне до­велось видеть в Нью-Йорке одну любопыт­ную карту. Это карта мира, на которой стрел­ками обозначались пути распространения ми­ровых религий - из страны в страну, с конти­нента на континент. Я внимательно изучил все стрелки, имеющие отношение к буддизму. Было приятно осознавать, что продвижению буддизма как из Азии в Европу, так и из Ев­ропы в Америку в огромной степени способст­вовали именно калмыки. Равных нам в этом деле нет.

На карте ясно видно, что в 17 веке наши предки ойраты принесли буддизм на территорию Российского государства. Затем стрелки указывают, как по окончании гражданской войны, в начале 20-х годов прошлого века, калмыки перемещаются в Европу. Другая стрелка показывает перемещение калмыков, а вместе с ними и буддизма, в середине 20 века в США. Никаких других путей проникно­вения буддизма в Штаты карта не предпола­гает. И я подумал: знают ли голливудские «звезды», тот же Ричард Гир, кому обязаны своей верой?»

У наших эмигрантов на новой родине воз­никла потребность в религиозных учителях. И они обратились в Тибет, к Далай-ламе. Его Святейшество, тогда еще молодой человек, вероятно, очень удивился этой просьбе. Кал­мыки-то традиционно связывались с Тибетом по своим религиозным нуждам. В прежние ве­ка зов исходил из Джунгарии, Китая, Монго­лии, России. Но чтобы из-за океана, из США… Так и хочется воскликнуть: неисповедимы пу­ти калмыков!

img_8901-d0bad0bed0bfd0b8d18f3

Геше Вангьял рядом с Его Святейшеством в США

Его Святейшество направил к своей паст­ве, калмыцкой диаспоре в Америке, высоко­образованных лам-калмыков, выпускников Дрепунг Гоманга. «Их было несколько чело­век, - уточняет Андрей Чимидович. - И все они были лхарамбы. Назову имена не всех, но большинства из них - Йиремпил, Зунгру, Баснг, Вангьял. Шар-эмчи в этот список не включаем, потому что он покинул пределы СССР во время второй мировой войны и при­был в Америку из Европы вместе с пересленцами. Американские калмыки старшего поколения рассказывали мне, что прибывшие из Тибета ламы-калмыки не очень свободно изъяснялись на родном языке. Это объяснимо - они провели в Тибете около тридцати лет и потеряли всякую надежду когда-либо уви­деться с сородичами.

Вы представляете, какие это были встре­чи! Новоиспеченные американцы, эмигранты первой волны, тридцать лет прожили в Цент­ральной и Западной Европе довольно-таки многочисленной общиной. Столько же лет монахи-калмыки провели в изоляции в зага­дочном, закрытом Тибете. И те, и другие - выходцы из калмыцких степей. Они вгляды­вались в лица друг друга, расспрашивали - откуда кто, из какого хурула, хотона, станицы. Делились скудной информацией о родствен­никах в Советском Союзе. А информация была, потому что к изгнанникам гражданской войны в середине 40-х годов присоединились эмигранты второй мировой. Но и эти, «вторые», ничего практически не могли сообщить мона­хам о судьбе советских калмыков. Знали лишь одно - Сталин выслал их в Сибирь. Кстати, американские СМИ в 40-50-е годы неодно­кратно сообщали, что калмыков больше нет, что они уничтожены в ссылке.

Тарчен Ринпоче сказал мне: «Вы, калмыки, получили благословение от Сталина». В этих словах - горечь тибетца, находящегося вмес­те с духовным учителем в изгнании…

Кстати, Тарчен Ринпоче в начале 40-х го­дов присутствовал на празднике Монлам в Лхасе. Монлам проводился ежегодно, это фи­нальный экзамен претендентов на степень лхарамбы. В присутствии 30 тысяч монахов претендент, как правило, это геше-лама, це­лый день держал экзамен. Вопрос мог задать любой монах. Тарчен Ринпоче прекрасно помнит, как защищался Йиремпил - ответы на­шего земляка были блестящими. Тарчен Ринпоче обладает даром предвидения, он - ав­тор нескольких книг по буддизму, изданных в США на английском языке. В Америку Тарчен Ринпоче переехал по приглашению нашего земляка геше Вангъяла».

Ламы-калмыки поддерживали постоянную связь с Дрепунг Гомангом и с резиденцией Да­лай-ламы в Тибете. Прошли годы. Достигнув почтенного возраста, ламы - в большинстве своем это были ровесники века - один за другим стали покидать этот мир. Их заменили тоже выпускники Дрепунг Гоманга, но теперь уже тибетцы.

Американская жизнь выпускников Дрепунг Гоманга

Служба о долголетии Далай-ламы в Дрепунг Гоманге

Служба о долголетии Далай-ламы в Дрепунг Гоманге

Келсанг Монламу 77 лет. Он прекрасно помнит всех калмыков, учившихся в Дрепунг Гоманге. В марте 59-го года, когда по засне­женным перевалам пешком сто тысяч тибет­цев покидали свою страну во главе с Далай-ламой XIV, Келсанг Монламу было 3 года, а ламе-калмыку Йиремпилу, рядом с кото­рым он шел, было намного больше.

Рассказывает Андрей Босхомджиев: «Келсанг Монлам известен не только свое религиозной деятельностью в Штатах, где a живет последние двадцать лет, но и тем, что во время того трудного горного перехода, в момент крайней усталости и упадка сил, как физических, так и духовных, он видел священный камень-чиндамани.

Вместе с Келсанг Монламом в Филадельфии проживает выходец из Внутренней Монголии лама Гомбоджаб. Ему под 80. В 1979 году именно Гомбоджаб нашел в США пере рождение Тилопы - мальчика из калмыцкой семьи Омбадыковых. Ныне это Шаджин-лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче. Он тоже выпускник Дрепунг Гоманга. Обучающиеся должны быть молоды, и люди должны помочь им. Чтобы впоследствии бы­ла связь поколений. Молодые люди повзрос­леют, и сами будут учить других».

Как известно, сегодня в США очень много тибетских образовательных центров. Созда­ны они на базе буддийских храмов. Однако не будем забывать, что первые буддийские образовательные центры сформировались в начале второй половины прошлого века при калмыцких хурулах. По одной простой при­чине - в те годы других буддийских храмов в США не было. Надо признать и другое: пер­вые двадцать лет жизнедеятельность этих четырех калмыцких хурулов была замкнутой, все службы проводились, прежде всего, для американских калмыков, традиционных при­верженцев веры. Лишь в 70-е годы тибет­ские ламы стали ориентироваться в своей деятельности на запросы интересующихся буддизмом американцев. Сегодня и в кал­мыцких, и в тибетских храмах Америки пре­подают основы буддийской философии и ло­гики, часто читают лекции.

В Коннектикуте в монгольской семье про­живает 90-летний геше-лхарамба Джампель. Геше был среди тех ученых лам, кото­рых Далай-лама XIV послал в начале пяти­десятых годов прошлого века к американ­ским калмыкам. За полвека жизни в США лама совершил более семисот тысяч прости­раний. Это при том, что для монаха считает­ся благим делом, если за всю свою жизнь он сделает более ста тысяч простираний.

Сейчас геше Джампель находится в пол­ном здравии, бодр, энергичен, любит пошу­тить. При мне он со смехом заявил 77-летне­му тибетскому ламе, который пожаловался на нездоровье: «Ты ведь еще мальчик, у тебя все впереди!»

В хуруле Ниицян я встретился с еще од­ним 90-летним ламой. На днях здесь, в Эли­сте, геше Дугда спросил у меня: «А как там поживает торгут Султнг?» Наш геше учился в Дрепунг Гоманге и знает престарелого ла­му, которого в годы его молодости однокурс­ники наградили прозвищем «торгут Султнг». Ведь Султнг - выходец из Синьцзяна.

Лама Султнг на безупречном калмыцком языке рассказывал мне об Убуши-хане, о Шар-сюме, основанном Убуши, о своем ай­маке - он из рода «шар-сюмин шебенер».

О чем меня расспрашивал? О том, о чем беспокоились все ламы, с которыми я разго­варивал в Штатах, будь они тибетцы, монголы или калмыки. Они неизменно интересовались, как живется народу, есть ли возможность за­рабатывать. Они не спрашивали, посещают ли люди хурулы, какова политическая жизнь, как живут наши богатые калмыки; все чаяния, заботы и мысли их - о простых людях.

Конечно, они рады тому, что российские калмыки сохранили учение Будды. Келсанг Монлам сказал: “Для того, чтобы возродить учение,  обратитесь к хорошим учителям.

Лхарамба Тензин Дугда

img_3149В Калмыкии вот уже много лет живет выпу­скник Дрепунг Гоманга в Индии 65-летний ге­ше-лхарамба Тензин Дугда. Он преподает в Элистинском хуруле основы Ламрима (калм. - бодь мерин уйе, т.е. ступени благородного учения).

Его судьба тоже богата событиями, даже злоключениями. В марте 59-го молодой по­слушник небольшого монастыря Самтэн Чойлинг не смог уйти вместе с другими тибетцами в Индию. Монаха посадили в тюрьму, правда, ненадолго. Когда его выпустили вместе с дру­гими юными послушниками, оказалось, что родной монастырь разрушен до основания. Он бежал, добрался до Индии.

В Индии его наставником стал выходец из провинции Амдо, преподаватель буддийской философии геше Цутюм. Геше был пожилым, очень строгим человеком. Ученики геше Цутюма - нынешний и предыдущий настоятели «индийского» Дрепунг Гоманга, Ело Ринпоче в Бурятии, Джамьян Кьенце в Санкт-Петербур­ге.

Геше Дугда был знаком с геше Вангьялом, который в 60-е годы, приезжая из США, оста­навливался в комнате геше Дугды. В те вре­мена монахи весьма нуждались и должны бы­ли находить источники существования. По рассказам геше Дугды, Вангьял был очень энергичным и коммуникабельным человеком с коммерческой жилкой. Так что геше-ла обеспечивал не только себя. Благодаря его финансовой поддержке несколько монголоязычных лам имели возможность учить­ся, не отвлекаясь на житейское, и достигли больших успехов в постижении буддийской философии - стали лхарамбами.

Геше Дугда рассказал Андрею Босхомджиеву удивительную историю. Передаем дословно: у себя на родине (в Шин-Мере?) Вангьял посадил яблони и наказал землякам передать ему в Тибет первые плоды. Геше Дугда уверяет, что наказ был выполнен, и яб­локи передали Вангьялу с Рерихом.

По словам геше Дугды, в 30-40-е годы про­шлого века монастырь Дрепунг Гоманг стал на­стоящим прибежищем для буддийских монахов, бежавших из советской России: «В монастыре трудно было услышать тибетскую речь. Монахи разговаривали на монгольском, калмыцком, бу­рятском языках. Тибетские ламы подмечали од­ну особенность: монголоязычные монахи плохо владели бытовым тибетским языком, однако прекрасно владели сложнейшей тибетской тер­минологией, используемой в философских диспутах. Когда монаху-калмыку задавали простой вопрос «это белое?», он затруднялся с ответом. Если тот же вопрос строили иначе, к примеру, «является ли эта сущность белой?», точный ответ следовал незамедлительно. Также отличитель­ной особенностью монахов из монгольского мира было глубокое проникновение в буддийскую фи­лософию. Это свидетельство того, насколько хорошо они изучали буддийские тексты».

Напоследок приведем некоторые сведе­ния из истории монастыря, сообщенные нам геше Дугдой. «Дрепунг Гоманг» означает «многодверный». Первый настоятель Дрепунг Го­манга Куру Кунке создал комментарии к буд­дийским текстам, изучая которые, монахи постигали состояние пустотности и могли проходить сквозь стены монастыря. Тогда ка­залось, что монастырские стены имели много дверей.

Учеба монахов в Дрепунг Гоманге издавна ведется по специальной программе, создан­ной другим настоятелем, которого звали Джамбьян Шеба, совместно с монахом Кунтанг Темже Джонме.

Джамбъян Шеба означает «улыбающийся Манджушри». Как тибетский монах получил это имя? В Лхасе есть статуя Манджушри. Когда монах усердно молился перед статуей, бодхисаттва, говорят, улыбнулся ему.

Майя ЛАНЦЫНОВА

“Известия Калмыкии”, 2003

Оставить ответ

Введите цифры изображенные на картинке:

Архивы

Translator

Russian flagItalian flagKorean flagChinese (Simplified) flagChinese (Traditional) flagPortuguese flagEnglish flagGerman flagFrench flagSpanish flagJapanese flagArabic flagGreek flagDutch flagBulgarian flagCzech flagCroat flagDanish flagFinnish flagHindi flagPolish flagRumanian flagSwedish flagNorwegian flagCatalan flagFilipino flagHebrew flagIndonesian flagLatvian flagLithuanian flagSerbian flagSlovak flagSlovenian flagUkrainian flagVietnamese flagAlbanian flagEstonian flagGalician flagMaltese flagThai flagTurkish flagHungarian flag