Школа тибетской тханкописи. Декабрь 2010.

Танка Белой Тары в работе

Тханка "Белая Тара" в работе

В ноябре – декабре 2010 года, во время проведения Учений Его Святейшества Далай-ламы для буддистов России, в Дхарамсале (Северная Индия), нам посчастливилось увидеть много прекрасных настенных фресок и тханка. В храме Калачакры монастыря Намгъял   поразительные по красоте настенные изображения различных мандал и божеств - во всём многообразии и утончённой роскоши представляют наиболее полную картину буддийской космологии.

Тибетцам в изгнании удалось сохранить сакральную традицию буддийской живописи, принятую ими в древности из Индии. В прошлом могучая, богатая традиция буддийской живописи с её разнообразием стилей была достоянием тибетского сообщества и тех стран, в которых упрочилась традиция Махаяны, в наши дни, в период глобализации и упадка нравственных идеалов, традиция продолжает своё существование, но уже в других условиях. После вынужденного ухода из Тибета, в Индии тибетцы восстановили многие прежние институты. По решению Его Святейшества Далай-лама XIV-го о сохранении богатейшего танкописного наследия, досточтимый Ген Санге Еше основал первую школу танкописи при Библиотеке тибетских трудов и архивов. Она была закрыта в 1992, но усилиями учеников Ген Санге Еше традиция была продолжена и в 2004 г. открылся Институт Тибетского искусства танкописи. Её возглавляют известные мастера тханкописи, ученики Ген Санге Еше - Мигмар Тцеринг и Тензин Нгодуп. По былой привычке её называют «Tibetan Thanka school». Это известное заведение закончила в 2010году калмыцкая художница Татьяна Музраева, она училась здесь пять лет и, вернувшись на родину, будет развивать древнее искусство в Калмыкии.

Иду по петляющей горной дороге вниз, (как говорила мне знакомая девушка – танкописец Баирма): «три поворота шоссе и вы увидите магазин с вывеской «Кирпумур», надо завернуть за него и прямо-прямо, идя по дороге, выйдете на здание жёлтого цвета - это и будет наша школа ».

На всякий случай, решаюсь спросить у индийца, идущего рядом - не покажет ли он школу тханкописи.

Он утвердительно кивнул головой, сказал, что идёт как раз в том направлении. Пройдя несколько метров, вижу трёх или более этажное здание, жёлтого цвета, в стиле тибетской архитектуры, и флаг на крыше - О, прекрасное здание, впечатляет сразу видно, «кузница кадров», подумалось мне. Но я оказалась не права, идущий рядом мужчина, отрицательно покачал головой и лишь, после прохождения ещё доброй сотни метров, когда нашему взору открылся вид небольшого домика, стены которого тоже были выкрашены в жёлтый цвет, местный житель спокойно сказал: «Мэм, вот, она - школа тханкописи».

Школа тханкописи

Уютный дом, захожу внутрь, просторная комната, вмещающая студентов с их профессиональными принадлежностями - рамами с натянутыми полотнами, подушками-сиденьями и красками. Здесь обучаются монахи и миряне. Меня встретила белолицая Баирма в зимней серой пушистой шапочке, вызывающей ассоциации, если не с заснеженной Сибирью, то с декабрьским Подмосковьем точно.

Было время пить чай. Баирма подала горячий сладкий чай с молоком, сваренный ею (в тот день была её очередь варить чай). Вечерело, декабрьской прохладой тянуло с сумеречных гор. Студенты, большинство из которых были юноши, также пили чай, разговаривали о чём-то своём, поглядывая на гостью - на меня. Нашего тханкописца – калмыцкого студента Лобсанга в школе не было, он ушёл раньше. Осматриваю незавершённые работы живописцев, интересно и одновременно привычно многое, как же здорово, что каноническая традиция осваивается юным поколением и продолжает свою жизнь в двадцать первом веке.

Моя знакомая художница Баирма бурятка, уже заканчивает обучение искусству буддийской живописи, владеет всеми необходимыми навыками рисунка и росписи, она человек известный в своей среде.

Баирма, указывая на трёх монахов, говорит, - они присланы из монастыря Кирти для обучения, монастырь заинтересован в собственных художниках. Баирма быстра в движениях, очень подвижна и легка на подъём. Пока я беседовала с учителем Гуру Гъялценом, собравшись, она поспешила на встречу с земляками-бурятами, приехавшими в Дхарамсалу.

Учитель Гуру Гъялцен.

Гуру Гъялцен

Гуру Гъялцен

Хочется поговорить с кем-нибудь постарше, услышать ответы на некоторые вопросы. Из маленькой комнаты выходит тибетец среднего роста, спокойный и вежливый. Здороваемся. Он представляется - Гуру Гъялцен, один из преподавателей школы. Он недавно стал преподавателем, после завершения обучения. Беседуем.

Уважаемый Гуру Гъялцен, возможно ли рассматривать тханкопись, как чистый объект искусства, или это не полное понимание смысла танки? Ну, допустим, как картину.

ответ: Тханка - прежде всего, неотделима от буддийской Дхармы-Учения, она отражает определённые аспекты Дхармы,учит людей. Но в начале, то, что некоторым людям нравится только внешний, изобразительный аспект тханкописи, тоже хорошо. Заинтересовавшись поначалу тханкой как картиной, люди со временем начинают питать интерес к философии.

– вопрос: Скажите, пожалуйста, приехав в Индию, я вижу много полотен, их очень много, они выставлены на продажу в различных магазинах, торгующих сувенирной продукцией, но уровень исполнения многих из них наводит на мысль о том, что художественное качество тханка, падает, несмотря на внешний яркий вид и большой выбор. Как вам кажется, верно, что качество живописи снизилось?

– ответ: Да, вы верно заметили. Отчасти это связано со временем, в котором мы живём, а также с тем, что буддийской живописью занимается слишком много людей. Художников стало чересчур много, среди них встречаются люди с низкой профессиональной подготовкой. Но здесь, в нашей школе, мы стараемся продолжать и поддерживать истинную чистую традицию. Мы стараемся хранить её. Вы наверно, знаете, что наша школа наследует традиции школы танкописи, многие годы, существовавшей при Библиотеке тибетских трудов, основателем которой был большой мастер-танкописец Ген Санге Еше. После его ухода, в нашей, теперь уже частной школе преподаванием занимаются его ученики, настоящие мастера.

– вопрос: Вы не подсчитывали, сколько человек за годы существования школы получили образование в её стенах?

– ответ: По не точным подсчётам, около ста человек, тибетских и иностранных студентов. Среди них – граждане России, Кореи, Японии, Монголии

– вопрос: В традиции тханкописи существует несколько стилей (Менри, Менса, Менинг, Карма-Гадри). Какому основному стилю живописи вы отдаёте предпочтение?

– ответ: Менри - это основной стиль, которому мы уделяем внимание в изучении живописной традиции. Основателем стиля является Дава Таши Гъялпо, живший в XV в.в., у него было два студента - Менла Дхондуп и Кхенце. Менла Дондуп впоследствии стал известным танкописцем, и «Менри», это стиль его школы. (О Кхенце история умалчивает)

– вопрос: Людей всегда интересуют необычные истории, доводилось ли вам слышать или видеть необычные, «волшебные, чудесные» (способные творить чудеса) тханки?

– ответ: Да, я слышал интересные легенды о тханках – когда практик разговаривал с тханкой, общался, но сам не видел. Чаще, это происходило со скульптурными образами. Знаете, всё зависит от нашей кармы. Всё возможно, если ваша карма чиста, с вами может многое произойти, в том числе и нечто необычное.

– вопрос: Годы идут, всё подвержено изменениям, что Вы можете сказать о будущем тханкописи, допустим в следующем столетии, как явления? Будут ли изменения в канонах, или по существу в традиции ничего не изменится?

– ответ: Я думаю, что основа останется прежней, классической. «Тикса» - канон сохранится но, в будущем возможно, изменениям в первую очередь, подвергнутся, детали фона, детали одежды, украшения.

– вопрос: В калмыцком центральном хуруле «Золотая Обитель Будды Шакьямуни» над росписями стен работали и ваши выпускники, они выполнили свою работу прекрасно. Знакомы ли вы с кем-то из них? (называю имена некоторых живописцев – Таши Гъялцен, Гомпо, Джампа Таши, Лобсанг). Гуру Гъялцен улыбается, да-да, я знаю этих людей.

Обращаюсь с вопросами к юноше, помогавшему в переводе вопросов. Это студент из Ладакха - Тензин Вёбар. Он на следующий год завершает обучение, и я интересуюсь у представителя нового поколения художников, верно, ли, что необходимо соблюдать чистоту художнику, создающему тханку?

– ответ студента: Конечно, нравственность, чистота очень важны для тханкописца. Следует навести порядок перед началом работы, руки, инструменты- всё необходимо вымыть, вычистить, нужно сосредоточиться, нельзя болтать понапрасну с друзьями. Следует молиться, медитировать. Нам следует проявлять уважение к тханке уже в процессе работы над ней.

Да. Сейчас, всё немного по-другому. Но мы стараемся соблюдать чистоту. Проявлять уважение к традиции.

– вопрос: Мы видим, что многие из молодых художников слушают современную музыку, работают в наушниках, не мешает ли это в создании танка?

– ответ: Видите ли, мы современные люди, так отдыхаем, иногда хорошо ведь музыку послушать.

Желаю молодому человеку успехов и удачи. В ответ он улыбается и в свою очередь желает мне успехов в публикации интервью и др.

В заключение встречи, гуру Гъялцен показывает свою незавершённую работу - Белую тару (Цаган Дярке-калм.), я фотографирую его с тханкой на память. Прощаюсь до следующего года. На выходе из школы, за оградой куст белых пионов, слегка раскачиваясь на ветру, кивает шапками цветов. До встречи, институт танкописи.

Герел Нурова, член Ассоциации искусствоведов России


Новости 22 Декабрь 2010

Оставить ответ

Введите цифры изображенные на картинке:

Архивы

Translator

Russian flagItalian flagKorean flagChinese (Simplified) flagChinese (Traditional) flagPortuguese flagEnglish flagGerman flagFrench flagSpanish flagJapanese flagArabic flagGreek flagDutch flagBulgarian flagCzech flagCroat flagDanish flagFinnish flagHindi flagPolish flagRumanian flagSwedish flagNorwegian flagCatalan flagFilipino flagHebrew flagIndonesian flagLatvian flagLithuanian flagSerbian flagSlovak flagSlovenian flagUkrainian flagVietnamese flagAlbanian flagEstonian flagGalician flagMaltese flagThai flagTurkish flagHungarian flag