Его Святейшество Далай-лама о медитации

Его Святейшество  Далай- лама, Учения для буддистов России, фотоархивЧто мы понимаем под медитацией? С буддийской точки зрения, медитация ― это духовная дисциплина, позволяющая обрести определенный контроль над своими мыслями и чувствами.

Почему нам не удается прийти к долговременному счастью, к которому мы стремимся? И почему вместо этого мы так часто сталкиваемся со страданиями и мучениями? Буддизм учит, что, когда наш ум пребывает в своем обычном состоянии, наши мысли и чувства ― дикие и безудержные, а поскольку для их укрощения нам недостает внутренней силы, то мы оказываемся беспомощными и не можем их подчинить. В результате они правят нами. Эти мысли и чувства, в свою очередь, находятся под контролем отрицательных, а не положительных импульсов. Нам нужно сменить вектор движения, чтобы наши мысли и чувства подчинялись не отрицательным импульсам, но положительным, и чтобы мы сами контролировали свой собственный ум.

Само желание изменить себя столь коренным образом на первый взгляд кажется неосуществимым. Однако длительное применение такого упражнения как медитация позволяет достичь поставленной цели. Мы выбираем для себя определенный объект и затем упражняем свой ум, приучая его сохранять сосредоточение на этом объекте. Обычно, если мы пробуем сосредоточиться, пусть даже на мгновенье, то видим, что нам очень тяжело удерживать фокус. Мы сосредотачиваемся, но затем наш ум отвлекается на какую-то новую мысль, внезапно пришедшую нам в голову. Наши мысли то и дело бросаются вдогонку то за тем, то за другим, потому что мы не приучили себя к сосредоточению. Медитация может помочь нам развить в себе способность фиксировать свой ум и удерживать сосредоточение на любом избранном нами объекте.

Выбирая объект медитации, мы можем, конечно, остановиться и на объекте отрицательного свойства. Если, например, вы испытываете страстное влечение к какому-то человеку и однонаправлено сосредотачиваете на нем свой ум, думая о его привлекательных качествах, то это ведет к росту сексуального желания. Но не в этом цель медитации. В соответствии с буддийским Учением, для упражнения в медитации необходим положительный объект, то есть объект, который поможет нам развить в себе способность к сосредоточению. В этом случае мы сможем постепенно приучить себя к объекту, и он станет для нас близким и знакомым. В классической буддийской литературе этот вид медитации носит название «шаматха», или однонаправленная медитация.

Но одной только шаматхи недостаточно. Практикуя буддизм, мы должны сочетать однонаправленную медитацию с аналитической, которая носит название «випашьяна», проникновение в суть вещей. Осознав сильные и слабые стороны различных мыслей и чувств, а также их недостатки и преимущества, мы сумеем усилить положительные состояния своего ума, которые ведут к ощущению ясности, покоя и удовлетворенности, и ослабить те отрицательные состояния и эмоции, которые приводят к страданию и неудовлетворенности. Логическое размышление, таким образом, в значительной степени способствует этому процессу.

Должен отметить, что два вида медитации, которые я обозначил, однонаправленная и аналитическая, отличаются не объектами сосредоточения, но способом сосредоточения на избранном объекте.

Для разъяснения этого момента приведу медитацию о непостоянстве. Если созерцатель однонаправлено сосредотачивается на мысли о том, что все меняется в каждый последующий момент, то такая медитация будет однонаправленной. Если же он медитирует о непостоянстве, применяя ко всему, что встречает, различные логические цепочки, доказывающие преходящую природу вещей, и в ходе такого аналитического процесса усиливает в себе убежденность в непостоянстве всего сущего, то такая практика будет называться аналитической медитацией о непостоянстве. В обоих случаях речь идет об одном и том же объекте, непостоянстве, но способ медитации отличается.

Я полагаю, что оба вида медитации применяются практически во всех основных религиозных традициях. Если мы возьмем древнюю Индию, например, то найдем и однонаправленную, и аналитическую медитацию во всех основных духовных традициях этой страны ― и буддийских, и небуддийских. Беседуя с одним моим христианским другом несколько лет назад, я узнал, что и в христианстве и, в частности, греческой православной традиции созерцательные практики имеют давние и сильные корни. Многие раввины также рассказывали мне о мистических практиках в иудаизме, где применяется определенная форма однонаправленной медитации.

Таким образом, оба вида медитации вполне вписываются и в теистические религии. Христианин, например, может использовать аналитическую медитацию для размышления о таинствах мироздания или силе милости Господней, или об иных аспектах своей религии, которые внушают ему вдохновение и помогают утвердиться в вере в Бога-творца. Такие практики могут привести его к более глубокой вере в Бога, и, преисполнившись этой веры, он будет покоиться в этом состоянии, сохраняя однонаправленное сосредоточение. Он придет к однонаправленному сосредоточению на мыслях о Боге через аналитический процесс, так что здесь будут задействованы оба аспекта медитации.

В буддийских текстах говорится о четырех основных препятствиях, которые необходимо преодолеть для того, чтобы достичь успеха в медитации. Первое из них  -  возбужденность, или рассеянность. Это препятствие проявляется на грубом уровне ума и представляет собой тенденцию к рассеянности мысли. Второе препятствие  - притупленность и вялость, или сонливость. Третье - тонкая притупленность, под которой понимается неспособность ума удерживать остроту восприятия и ясность. И, наконец, самый тонкий уровень - тонкая возбужденность, которая рождается из преходящей, изменчивой природы нашего ума.

Когда наш ум слишком беспокоен, он становится раздражимым и легко возбудимым, и тогда наши мысли начинают бросаться вдогонку за разными идеями и объектами, отчего мы испытываем либо подъем, либо подавленность. Излишняя возбужденность ведет к самым разным настроениям и эмоциональным состояниям. В противовес ей, тонкая притупленность ума, возникая, приносит с собой временное облегчение. Она может быть довольно приятной, потому что несет успокоение. Но, несмотря на это, она в действительности является препятствием в медитации. Я заметил, что, если птицы и звери накормлены, они становятся полностью расслабленными и довольными. Когда мы слышим, как урчит довольный наевшийся кот, то можем сказать, что он находится в состоянии тонкой притупленности.

Притупленность затрагивает более грубые уровни ума, в то время как тонкая притупленность, которая в некотором смысле является результатом грубой притупленности, ощущается на более тонком уровне. В действительности, созерцателю очень трудно отличить подлинное медитативное погружение от тонкой притупленности. Это оттого, что в тонкой притупленности сохраняется некоторая степень ясности. Вы еще не потеряли из фокуса объект медитации, но живость восприятия уже отсутствует. Поэтому, хотя и сохраняется некоторая ясность восприятия объекта, все же этому состоянию ума недостает жизненной силы. Серьезному созерцателю очень важно научиться проводить различие между тонкой притупленностью и подлинным медитативным погружением. Это крайне необходимо еще и потому, что существуют разные степени тонкой притупленности.

Другое препятствие - возбужденность, когда мы пребываем в рассеянном состоянии ума со множеством отвлечений. Это распространенная проблема, с которой мы сталкиваемся, как только пробуем сфокусировать свое внимание на определенном объекте. Мы обнаруживаем, что наше внимание очень быстро утрачивает силу, мы начинаем отвлекаться, идем на поводу у разных идей и воспоминаний, которые могут быть как приятными, так и неприятными.

Четвертое препятствие ― тонкая возбужденность, это один из видов возбужденности, но здесь речь идет преимущественно об отвлечениях на приятные объекты. Это препятствие выделяется в отдельную категорию, потому что приятные мысли более всего отвлекают нас от медитации. Это могут быть воспоминания о прошлом или мысли о чем-то приятном, или же размышления о том, что нам хотелось бы испытать. Воспоминания и мысли такого рода зачастую становятся главным фактором, препятствующим успешной медитации.

Из этих четырех препятствий главными являются возбужденность и тонкая притупленность ума.

Как же нам преодолеть эти препятствия? Грубая притупленность, в частности, тесно связана с нашим физическим состоянием. Если, например, мы не высыпаемся, то наш ум может впасть в состояние притупленности. Если мы неправильно питаемся ― употребляем не те продукты, недоедаем или переедаем, то это также может повлечь за собой состояние притупленности. По этой причине монахам и монахиням не рекомендуется принимать пищу после обеда. Воздерживаясь от послеобеденных трапез, монахи и монахини могут сохранить ясность ума, которая будет способствовать медитации. Кроме того, пробудившись на следующее утро, они будут ощущать особую остроту восприятия. Итак, правильное питание служит весьма эффективным противоядием от притупленности ума.

Если мы затронем проблему тонкой притупленности, то считается, что она возникает в ходе медитации потому, что нам не хватает бдительности, а наша энергетика находится на низком уровне. Когда это происходит, нужно постараться поднять себе дух, и один из лучших способов сделать это - преисполниться радости, подумав о своих достижениях или о позитивных аспектах жизни и так далее. Это основное противоядие от тонкой притупленности.

В целом, тонкая притупленность считается нейтральным состоянием ума в том смысле, что не является ни благим, ни пагубным (то есть не способствует ни благим, ни пагубным мыслям и поступкам). Однако может происходить следующее: в начале медитационной сессии ум может быть настроен на добродетельный лад. Например, созерцатель пребывает в однонаправленном сосредоточении на непостоянной природе бытия. Затем, в какой-то момент, его сосредоточенный ум утрачивает памятование и скатывается в состояние тонкой притупленности, хотя в начале практики его состояние было весьма позитивным.

Возбужденность возникает, когда мы находимся в чрезмерно приподнятом расположении духа или нас что-то очень обрадовало. В качестве противоядия нам нужно применить следующий метод ― мы должны попытаться сбить радостный настрой ума. Этого можно достичь с помощью мыслей и идей, которые естественным образом настраивают нас на мрачный лад, например, о смерти, мимолетности жизни или о том, что страдание заложено в самом факте человеческого существования.
Его Святейшество Далай-лама, Учения для буддистов России, Дхарамсала (фотоархив)
Эти методы могут применяться в контексте всех важнейших религиозных традиций. Рассмотрим в качестве примера теистическую религию. Если в медитации обнаруживается излишняя грубая или тонкая притупленность ума, то можно поднять дух, думая о милости господней или о милосердной природе Господа. Эти мысли могут наполнить вас ощущением радости, подъема и избавить ваш ум от притупленности. Подобным образом, если проявляется излишняя возбужденность, то необходимо подумать, например, о том, как нечасто нам удается жить в соответствии с заветами и наставлениями Господа, или вспомнить о первородном грехе. Это незамедлительно породит в нас смирение и несколько умерит наш душевный подъем. Таким образом, эти практики могут применяться в разных религиях.

Давайте подведем итог. Для того чтобы преодолеть четыре препятствия в медитации, и особенно основные из них (возбужденность и тонкую притупленность), необходимо искусно применять два ментальных фактора: памятование и бдительность. Бдительность помогает нам неусыпно следить за своим умом, чтобы в любой момент понимать, находится ли он во власти возбужденности или отвлечений, или же сфокусирован на объекте медитации, или скатился в состояние притупленности. Когда мы осознали состояние своего ума, то опираемся на памятование, которое позволяет вернуть свое внимание к объекту медитации и в дальнейшем удерживать на нем сосредоточение. Таким образом, мы можем сказать, что практика памятования ― это суть медитации.

Какой бы формой медитации вы ни занимались, самое важное ― не терять памятование и постоянно прилагать усилия. Нереально было бы ожидать, что результаты медитации проявятся очень быстро. Необходимо на протяжении долгого времени прилагать большие усилия.

Аналитическая медитация, пусть даже если мы не используем этот термин, постоянно применяется в нашей повседневной жизни и практически в каждой профессии. Возьмем для примера предпринимателя. Для достижения успеха ему необходим острый аналитический ум. В ходе переговорного процесса он должен взвесить все «за» и «против». Отдает он себе в том отчет или нет, он применяет те же самые аналитические навыки, которые мы используем в медитации.

В целом, из двух видов медитации, именно аналитическая в наибольшей степени способствует преобразованию ума и сердца.

Один большой вопрос красной нитью проходит через всю нашу жизнь, думаем мы о нем осознанно или неосознанно. В чем смысл жизни? Я поразмышлял об этом и хочу поделиться с вами своими соображениями в надежде на то, что они принесут непосредственную практическую пользу тем, кто их прочтет.

На мой взгляд, смысл жизни в обретении счастья. С момента появления на свет каждый человек стремится к счастью и не желает страдать. Ни социальное положение, ни образование, ни идеология никак не влияют на это положение вещей. В самой глубине нашего существа заложено простое стремление к достижению внутреннего удовлетворения. Не знаю, есть ли какой-то более глубокий смысл во Вселенной со всеми ее бессчетными галактиками, звездами и планетами, но мы люди, живущие на земле, просто решаем задачу, как стать счастливыми. А потому важно понять для себя, что же приносит нам наивысшее счастье.

Его Святейшество Далай-лама, Учения для буддистов России, Дхарамсала (фотоархив)Как найти счастье?

Для начала можно разделить все формы счастья и страдания на две основных категории: связанные с умом и с телом. И здесь именно ум, а не тело, оказывает на нас наибольшее влияние. Если мы не разбиты тяжелой болезнью и не страдаем от крайней бедности, то самочувствие играем вторичную роль в нашей жизни. Если с телом все в порядке, то мы его попросту игнорируем. Ум же отзывается на любое событие, каким бы маленьким оно ни было. А потому мы должны прилагать большие усилия для того, чтобы сохранить покой ума.

Мой небольшой опыт подсказывает мне, что высшая степень внутреннего покоя рождается, когда мы развиваем в себе любовь и сострадание.

Чем больше мы заботимся о счастье других, тем лучше мы себя ощущаем. Когда мы взращиваем чувство родства и добросердечия в отношении других, то это автоматически делает наш ум спокойным. Это избавляет нас от всевозможных страхов и чувства неуверенности и наделяет нас силой справляться с любыми преградами, которые могут возникать на нашем пути. Это высший источник успеха в жизни.

Пока мы живем в этом мире, мы вынуждены сталкиваться с трудностями. И, если в тяжелое время мы утрачиваем надежду и впадаем в отчаяние, то тем самым снижаем свою способность противостоять трудностям. Если же мы будем помнить, что не только мы сами, но каждое существо претерпевает страдания, то эта более реалистичная картина мира придаст нам решимости и сил противостоять трудностям. Поистине при таком отношении к жизни мы сможем рассматривать любое новое препятствие как еще одну драгоценную возможность улучшить свой ум!

Итак, мы можем постараться постепенно стать более сострадательными, то есть развить в себе подлинное сочувствие к страданиям других существ и готовность помогать им превозмогать боль. И тогда в нас самих будет больше безмятежности и внутренней силы.

Нам всем нужна любовь

Любовь и сострадание являются источником величайшего счастья по той простой причине, что мы, от природы, ценим их превыше всего. Потребность в любви лежит в основе человеческого существования. Она рождается из тончайшей взаимозависимости всех существ. Какими бы умелыми и искусными мы ни были, останься мы в одиночку, и мы не сможем выжить. Какими бы сильными и независимыми мы себе ни казались в лучшие годы своей жизни, все равно в раннем младенчестве, в глубокой старости и в болезни нам приходится полагаться на помощь других.

Вне всякого сомнения, взаимозависимость — основополагающий закон природы. Не только высшие формы, но и многие мельчайшие насекомые порой ведут коллективный образ жизни. Безо всякой религии и без образования они выживают, помогая друг другу, руководствуясь врожденным пониманием взаимозависимости. Более тонкие уровни материальных явлений также подчиняются закону взаимозависимости. Все явления, от планеты, на которой мы живем, до океанов, облаков, лесов, цветов, которые нас окружают, появляются вследствие тонкого взаимодействия энергий. Если это взаимодействие нарушается, то они растворяются и распадаются.

Именно в силу того, что сама жизнь человека так сильно зависит от помощи других, потребность в любви составляет основу нашего бытия. Вот почему нам необходимо подлинное чувство ответственности и искренняя забота о благополучии других.

Нам нужно поразмышлять о том, что на самом деле представляют собою люди. Нас не собирают на конвейере. Если бы мы были всего-навсего объектами механической сборки, то тогда роботы могли бы избавить нас от страданий и удовлетворить наши нужды.

Но поскольку мы состоим не только из материи, было бы ошибочным возлагать все свои надежды на одно только счастье и материальное развитие. Для того чтобы понять свои нужды, необходимо подумать о своих истоках и своей природе.

Оставив в стороне непростой вопрос возникновения и эволюции Вселенной, мы можем, по меньшей мере, согласиться с тем, что каждый из нас является порождением собственных родителей. Наше зачатие произошло не только вследствие сексуального желания, но также и сознательного решения наших родителей завести ребенка. Такие решения имеют в своей основе чувство ответственности, альтруизм и сострадательную решимость родителей проявлять заботу о своем ребенке до тех пор, пока он не сможет сам позаботиться о себе. Так, с момента зачатия, любовь наших родителей была причиной нашего появления на свет.

Более того, на ранних этапах своего развития мы целиком и полностью зависим от материнской заботы. Согласно ученым, состояние ума беременной женщины, будь то спокойное или возбужденное, оказывает непосредственное влияние на ее еще не рожденного ребенка.

Проявление любви также очень важно и в момент рождения. Появившись на свет, ребенок сразу же тянется к материнской груди - в нем естественным образом рождается чувство близости к своей матери, и, чтобы его накормить, мать тоже должна испытывать любовь. Если она почувствует гнев или отвращение, то, вполне возможно, молоко перестанет течь.

Затем следует жизненно важный период для развития мозга — с момента рождения и по меньшей мере лет до трех-четырех. В это время телесное соприкосновение, исполненное любви, является единственным наиважнейшим фактором для нормального роста ребенка. Если его не держат на руках, не обнимают, не ласкают, не любят, то его развитие затрудняется, а его мозг может так и остается недоразвитым. Поскольку ребенок не может выжить без заботы других, любовь для него - самая важная пища. Счастье детских лет, искоренение множества страхов и здоровое развитие уверенности в себе, - все это напрямую зависит от любви.
Его Святейшество Далай-лама, Учения для буддистов России, Дхарамсала (фотоархив)
В наши дни многие дети растут в несчастливых семьях. Не получив должной заботы в детстве, они в зрелости редко окружают любовью своих родителей и зачастую с трудом дарят любовь другим людям. Это очень грустно.

Когда дети подрастают и идут в школу, то поддержку, в которой они так нуждаются, должны оказать им их учителя. Если учитель не только передает им академические знания, но также берет на себя ответственность за их подготовку к жизни, то его ученики чувствуют доверие и уважение, а то, чему учит такой учитель, оставляет в их уме неизгладимый след. Предметы же, преподаваемые учителем, который не проявляет подлинной заботы о благополучии своих учеников, будут рассматриваться ими как несущественные и не останутся в памяти надолго.

Подобным образом, в дни болезни, если нас лечит врач, излучающий доброту и человеколюбие, то мы чувствуем себя очень спокойно, и само по себе желание врача окружить нас нежной заботой оказывает на нас лечебный эффект вне зависимости от того, каковы его навыки и умения. А если  у врача недостаточно человеколюбия, и он встречает нас недружелюбно, проявляет нетерпеливость и небрежность, то мы будем испытывать беспокойство – пусть даже перед нами самый высококвалифицированный врач, верно поставивший диагноз и прописавший нужное лекарство. Чувства, которые испытывает пациент, неизбежно оказывают влияние на качество и полноту его исцеления.

Даже в обычной беседе в повседневной жизни, если к нам обращаются с любовью и вниманием, то нам приятно слушать такого собеседника, и мы отвечаем ему тем же. Беседа становится более интересной, пусть даже тема ее несущественна. Если же нас встречают холодно и резко, мы испытываем неудобство, и нам хочется поскорее завершить разговор. Говорим мы о событиях маловажных или чрезвычайно значимых, любовь и уважение других — вот важнейший ключ к нашему счастью.

Недавно я встречался с группой ученых в Америке, и они сообщили мне, что уровень душевных болезней в их стране довольно высок и затрагивает около 20 процентов всего населения. В ходе нашего обсуждения выяснилось, что основной причиной депрессии становится не отсутствие материальных благ, а обделенность любовью.

Из всего вышесказанного мною становится ясным одно: осознаем мы это или нет, с самого первого дня нашей жизни у нас в крови потребность в любви. Даже если любовь проявляет животное или человек, которого мы обычно относим к своим врагам, все мы – и дети, и взрослые — будем естественным образом тянуться к этому источнику любви.

Я думаю, что все люди без исключения приходят в мир с этой тягой к любви. И это показывает, что, хотя некоторые современные школы мысли берутся утверждать, что человека можно свести к материи, на деле это не так. Ни один материальный объект, каким бы прекрасным и ценным он ни был, не может подарить нам любовь, потому что наша глубинная сущность и истинное лицо — в субъективной природе нашего ума.

Развитие сострадания

Кто-то из моих друзей как-то сказал мне, что хотя любовь и сострадание - вещи удивительные и прекрасные, они не слишком подходят для современного мира. В нашем мире, по их словам, подобные идеалы не имеют ни силы, ни власти. Гнев и ненависть, утверждают они, до такой степени являются частью человеческой природы, что человечество всегда будет пребывать в их тисках. Я с этим не согласен.

Человек, в его теперешней форме, живет на земле уже около ста тысяч лет. Если бы все это время в человеческом сердце превалировала злоба и ненависть, то численность населения снизилась бы в значительной степени. Но сегодня, несмотря на все войны, население планеты велико как никогда. Для меня это явное свидетельство того, что в мире доминируют любовь и сострадание. И именно поэтому неприятные события всегда попадают в новости, а дела, исполненные сострадания, до того являются для нас нормой, что мы относимся к ним как к чему-то само собой разумеющемуся и по большей части не обращаем на них никакого внимания.

До сих пор я в основном говорил о пользе сострадания для нашего сознания, но оно положительно влияет и на наше здоровье. Насколько я могу судить по своему личному опыту, стабильность ума и физическое здоровье связаны напрямую. Вне всяких сомнений, гнев и тревога делают нас более уязвимыми для болезней. Если же наш ум спокоен и питает добрые помыслы, то тело окажется не слишком податливым для болезней.

Но, разумеется, верно и то, что всем нам от рождения присущ эгоцентризм, который тормозит нашу любовь к другим. Поэтому, если мы стремимся к подлинному счастью, источником которого является только покой ума, и только сострадательный настрой способен породить покой ума, то как нам его развить? Конечно же, недостаточно просто думать о том, какая замечательная вещь — сострадание! Нам всем нужно приложить усилия для того, чтобы его развить; мы должны использовать все события повседневной жизни для преобразования своих мыслей и поступков.

Во-первых, нам нужно ясно осознать, что такое сострадание. Многие формы сострадательных чувств, на самом деле, смешаны с желание и привязанностью. Например, любовь, которую родители испытывают к своему ребенку, зачастую сильно связана c их собственными эмоциональными потребностями, и потому не является сострадательной в полном смысле этого слова. Опять же, в семье, любовь между мужем и женой (в особенности поначалу, когда супруги еще не слишком хорошо знают истинный характер друг друга) является, скорее, привязанностью, нежели подлинной любовью. Наше желание может быть таким сильным, что человек, к которому мы привязаны, будет казаться нам хорошим, хотя на деле он может быть очень дурным. В добавление к этому, [на ранних этапах развития отношений] в нас проявляется тенденция преувеличивать незначительные положительные качества [своего партнера]. Посему, когда отношение одного из партнеров к другому меняется, тот испытывает разочарование и тоже меняет свое отношение. Это говорит о том, что за подобной любовью
стояло стремление удовлетворить собственные потребности, а не подлинная забота о другом человеке.

Истинное сострадание — не просто эмоциональная реакция, но твердая убежденность, основанная на анализе. Поэтому подлинное сострадание к другим не утратит силы, даже если они будут вести себя дурно. Конечно, развить такое сострадание совсем непросто! Вначале давайте рассмотрим следующие факты: красивы люди или отвратительны, дружелюбны или враждебны, в конечном итоге, они все равно люди, такие же, как и мы с вами. Как и мы, они хотят счастья и не желают страданий. Более того, они в той же мере, как и мы, обладают правом преодолеть страдания и обрести счастье. Когда вы соглашаетесь с тем, что все существа равны в своем желании счастья и праве его обрести, то автоматически начинаете испытывать к ним сострадание и близость. Приучая свой ум к этому вселенскому альтруизму, вы взращиваете чувство ответственности за других: стремление активно помогать им преодолевать трудности. Это чувство не носит избирательного характера - оно распространяется на всех. Поскольку все они  -человеческие существа, как и вы испытывающи
е удовольствие и боль, нет никаких оснований проводить жесткие различия между ними и вами или менять свое отношения к ним, если они поступают дурно.

Позвольте мне подчеркнуть: в ваших силах, если уделить этому время и быть достаточно терпеливым, развить такое сострадание. Конечно, наш эгоцентризм, наша исключительная привязанность к своему якобы независимому, самосущему «я» на самом глубинном уровне тормозит в нас сострадание. В действительности, подлинное сострадание можно пережить лишь тогда,  когда такое цепляние за свое «я» полностью искоренено. Но это не означает, что мы не можем начать сейчас и добиться прогресса.

Его Святейшество Далай-лама, Учения для буддистов России, Дхарамсала (фотоархив)Как начать развивать в себе сострадание?

Нужно начать с устранения величайших препятствий на пути к состраданию: гнева и ненависти. Как все мы знаем, это чрезвычайно сильные эмоции, и они могут завладеть всем нашим сознанием. Тем не менее, их можно поставить под контроль. Если же их не контролировать, то эти негативные эмоции будут терзать нас (прилагая к этому большие усилия со своей стороны!) и препятствовать нашему поиску истинного счастье, какое может подарить ум, исполненный любви.

Для начала полезно поразмышлять, представляет ли гнев хоть какую-то ценность. Порой, когда мы впадаем в уныние перед лицом трудной ситуации, кажется, будто гнев нам полезен, что он придает нам силы, уверенность в себе и решительность.

Но здесь необходимо очень внимательно изучить свое состояние ума. Хотя гнев действительно наполняет нас энергией, но, если мы внимательно исследуем эту энергию, то обнаружим, что имеем дело со слепой силой. Мы не можем быть уверены в том, будет результат позитивным или негативным. Это происходит потому, что гнев затмевает лучшую часть нашего мозга — ту, что отвечает за рациональное мышление. Поэтому энергия гнева почти всегда не отличается надежностью. Она может подтолкнуть нас к чудовищным по своей силе разрушительным и неблаговидным поступкам. Более того, если гнев доходит до крайности, то человек начинает вести себя как безумец, совершая действия, причиняющие вред и себе и другим.

Возможно, однако, взрастить в себе одинаково мощную, но куда более контролируемую энергию, которая позволит нам справляться с подобными трудными ситуациями. Такая контролируемая энергия рождается не только из сострадательного настроя, но также из размышления и терпения. Это наиболее действенные противоядия к гневу. К сожалению, многие ошибочно принимают эти качества за признаки слабости. На мой взгляд, верно обратное: они являются подлинными признаками внутренней силы. Сострадание по природе своей свойство мягкое, мирное и кроткое, но при этом очень сильное. Те же люди, кто легко теряет терпение, уязвимы и нестабильны. А потому для меня именно гнев служит явным признаком слабости.

Поэтому, столкнувшись с трудной ситуацией, старайтесь сохранять умиротворение и искренность. Думайте о том, чтобы в конце концов восторжествовала справедливость. Конечно, другие могут попытаться вас обмануть, и, если ваша отстраненность будет лишь усиливать в них несправедливую агрессию, сохраняйте стойкость. Это, однако, следует делать с состраданием, и, если необходимо, открыто выражайте свои убеждения и принимайте контрмеры, но делайте это без гнева и дурного замысла.

Следует понимать, что хотя, на первый взгляд, ваши противники причиняют вам вред, но в конечном итоге своими разрушительными действиями они принесут вред лишь самим себе. Для того чтобы остановить в себе эгоистичный импульс ответить своему противнику той же монетой, следует вспомнить о своем желании развивать терпение и взять на себя ответственность за предотвращение страданий своего врага, которые стали бы следствием его дурных поступков.

Если применяемые меры будут выбраны вами спокойно, то они окажутся более эффективными, более точными и действенными. Отпор, в основе которого лежит слепая энергия гнева, редко достигает своей цели.

Друзья и враги

Должен вновь подчеркнуть, что одних размышлений о пользе сострадания, анализа и терпения недостаточно для того, чтобы их развить. Нужно дождаться той минуты, когда придут трудности, и тогда попытаться проявить эти качества на деле.

А кто предоставляет нам эти возможности? Не друзья, разумеется, а наши враги. Именно они доставляют нам больше всего неприятностей, и поэтому, если мы на самом деле хотим чему-то научиться, то должны считать врагов своими лучшими учителями!

Для человека, который ценит сострадание и любовь, практика терпения имеет жизненно важное значение, а для ее выполнения неотъемлемой составляющей является враг. Поэтому мы должны испытывать благодарность своим врагам, ибо именно они могут наилучшим образом помочь нам успокоить свой ум! Кроме того, в личной и общественной жизни нередко случается так, что под влиянием обстоятельств враги становятся друзьями.

Итак, ненависть и гнев всегда причиняют вред, и, если мы не будем тренировать свой ум и прилагать усилия для снижения их вредоносной силы, то они будут и впредь доставлять нам беспокойство и срывать наши попытки достичь умиротворения. Гнев и ненависть — вот наши настоящие враги. Вот силы, которые нам необходимо подчинить себе и победить, а вовсе не те временные враги, которые периодически проявляются в нашей жизни.

Разумеется, для всех нас естественно и оправданно стремиться окружить себя друзьями. Я частенько шучу, что, если вы на самом деле хотите быть эгоистом, то станьте альтруистом! Нужно окружить всевозможной заботой других, думать об их благополучии, помогать им, служить им, заводить друзей, дарить им улыбки. Результат? Когда вам на самом деле понадобится помощь, то у вас окажется вдоволь помощников! Если же вы станете пренебрегать счастьем других, то в конечном итоге сами окажетесь в проигрыше. Может ли дружба родиться из ссор и гнева, ревности и безудержного соперничества? Едва ли. Только любовь дарит нам настоящих друзей.

В современно материалистическом обществе, если у вас есть деньги и власть, может показаться, что вы всегда окружены друзьями. Но это не ваши друзья, а друзья ваших денег и власти. Стоит вам утратить богатство и влияние, как простынет и след этих друзей.

Беда в том, что, когда в нашей жизни все складывается удачно, мы преисполняемся уверенности, что можем со всем справиться в одиночку. Думаем, что друзья нам не к чему. Когда же наше здоровье ухудшается, мы быстро понимаем, как сильно мы ошибались. В этот момент мы ясно видим, кто по настоящему нам полезен, а от кого — никакого толку. Для того чтобы подготовиться к такому моменту и окружить себя настоящими друзьями, способными помочь в трудную минуту, мы должны развивать альтруизм!

Хотя порой люди смеются, когда я произношу эти слова — сам я лично всегда хочу, чтобы у меня было больше друзей. Я люблю улыбки. И потому я беспокоюсь о том, как завести больше друзей и как окружить себя улыбками, в особенности искренними. Ведь существует так много разных улыбок — саркастических, искусственных, дипломатических. Иные улыбки не приносят чувства удовлетворения, а порой лишь порождают сомнения и страх, не так ли? Но искренние улыбки всегда дарят нам чувство свежести, и это, на мой взгляд, уникальное свойство человеческих существ. Если такие улыбки нам нужны, то нужно создать причины для того, чтобы они появились.

Сострадание и мир

В заключение я хотел бы кратко коснуться предмета, который выходит за пределы этого короткого эссе и касается темы более обширной. Счастье одного человека может самым глубинным и позитивным образом сказаться на благополучии всего человеческого сообщества в целом.

Поскольку нас объединяет в равной степени присущая всем нам потребность в любви, то мы можем увидеть в каждом человеке, встреченном нами в тех или иных обстоятельствах, сестру или брата. Каким бы незнакомым ни казалось нам его лицо, какой бы непривычной ни была его одежда или поведение, между нами нет существенной разницы. Глупо зацикливаться на внешних различиях, если, по сути, у нас одна и та же природа.

В конечном итоге, человечество - единый организм, а эта маленькая планета — наш единственный дом. Если мы хотим защитить свой дом, то каждый из нас должен на личном опыте ощутить этот вселенский альтруизм. Только альтруизм может искоренить себялюбивые мотивы, которые заставляют людей обманывать и притеснять других.

Если у вас искреннее и открытое сердце, то вы естественным образом будете ощущать уверенность и чувство собственного достоинства, и вам не придется бояться других.

Я полагаю, что на любом уровне общества - семейном, клановом, государственном и международном — ключом к счастью и успеху будет развитие сострадание. Нет необходимости принимать ту или иную веру, нет необходимости разделять ту или иную идеологию. Все, что нужно от каждого из нас - развивать общечеловеческие ценности.

Я стараюсь относиться к каждому, кого я встречаю, как к старому другу. Это дарит мне подлинное ощущение счастья. В этом практика сострадания.

Его Святейшество Далай-лама

Оставить ответ

Введите цифры изображенные на картинке:

Архивы

Translator

Russian flagItalian flagKorean flagChinese (Simplified) flagChinese (Traditional) flagPortuguese flagEnglish flagGerman flagFrench flagSpanish flagJapanese flagArabic flagGreek flagDutch flagBulgarian flagCzech flagCroat flagDanish flagFinnish flagHindi flagPolish flagRumanian flagSwedish flagNorwegian flagCatalan flagFilipino flagHebrew flagIndonesian flagLatvian flagLithuanian flagSerbian flagSlovak flagSlovenian flagUkrainian flagVietnamese flagAlbanian flagEstonian flagGalician flagMaltese flagThai flagTurkish flagHungarian flag