Главная Новости Контакты

Геше Вангъял и сэр Чарльз Белл

В Калмыкии в рамках мероприятий, посвященных 110-летию со дня рождения известного калмыцкого религиозного деятеля, автора ряда трудов по буддизму, основателя буддийского центра образования в США досточтимого геше Вангъяла, в центральном хуруле РК  прошел “круглый стол”. Тема заседания “Геше Вангъял и исторические судьбы буддизма в России и мире”.  Ученые Калмыкии подготовили   научные работы по исследованию жизни и  деятельности знаменитого земляка. Одну из этих работ “Геше Вангьял и сэр Чарльз Белл”  Герли Нуровой предлагаем вашему вниманию.
Его Св-во Далай-лама и геше Вангьял, СШАДавние   истории уходят в прошлое, жизни людей, внесших вклад в развитие культуры, духовности нашего народа становятся легендой, оставаясь  лишь в дневниках их современников, в книгах историков. Мы попытались отыскать пунктиры жизненных вех своих великих земляков и  пройти  по их маршруту.

Когда молодой  монах  Вангъял приехал с несколькими земляками, калмыцкими монахами в Тибет, «страна снегов» переживала непростой период своей истории.

По окончании гражданской войны, с благородной целью из России отправившись в Тибет,  и затратив, по его словам более года на дорогу до Лхасы, вместо четырёх месяцев  геше-ла приехал в Лхасу в конце 20-х годов. И будучи, очень сильным, способным студентом, он поступил в Гоманг колледж монастырского университета Дрепунг.

Мы можем лишь догадываться, как он и его товарищи были счастливы, ведь Гоманг - это больше чем традиция, это  великое место, прославленное  сынами Будды - монахами - философами, место чистой буддийской практики, место реализации учения.

Он, должно быть, вспоминал, как старший   Гунзанг  плакал от счастья, узнав, что ему предстоит учиться в Тибете. Но реальность всегда иная, чем рассказы или наши фантазии о ней. Многотрудные занятия, суровый монастырский  быт, положение иностранцев у которых рядом нет спонсоров и родственников, всё это в полной мере ощутили на себе калмыцкие монахи в Гоманге в 20 - 30-е годы прошлого столетия, как  и десятки подобных им студентов из Бурятии и Монголии.  Посмотрим, как протекала жизнь за стенами монастыря,  в столице.

В 1925 году в Лхасе разразилась эпидемия оспы, унёсшая жизни «более четверти населения города» . Приехав из охваченной войной, голодом, эпидемиями  России, они попали в не менее тяжёлые условия жизни.

Его Святейшество Далай-лама XIII предпринимал первые шаги по модернизации своей страны. Им были посланы для обучения в Индию несколько молодых тибетцев, в том же 1925 г. была создана первая почтовая служба, начал работу Государственный банк. Впервые в истории теократического Тибета  открыла двери светская школа в Гъянцзе, куда были зачислены сорок детей из знатных семейств . Также духовным лидером была послана в Англию группа тибетских детей для обучения в английской школе.

Дост. геше Вангъял, картина художника А. Поваева, КалмыкияГеше Вангьял, будучи молодым человеком, наделённый пытливым умом, смекалкой и наблюдательностью, не мог не замечать происходящих событий и перемен в обществе. Хотя, конечно, важнейшей для него оставалась учёба. Как написано в  его биографии, составленной Джошуа Катлером, у калмыцких монахов были огромные преимущества перед тибетскими студентами, т.к. они начинали изучать философию в родных монастырях и обычно поступали на курс в Тибете, повторяя уже то, что изучили на родине .

Европейцы в Тибете были в диковинку, но сэр Чарльз  Белл-представитель  английского правительства, советник по политическим вопросам в Сиккиме, Бутане пользовался доверием не только в аристократических кругах Сиккима, Бутана и Тибета, но  также и самого Далай-ламы. Чарльз Белл сблизился с Далай-ламой XIII во время проживания того в Британской Индии, где он вынужден был скрываться в период китайской экспансии в Тибет в начале XXвека. Белл провёл немало времени рядом с Далай - ламой XIII, общаясь  с ним, выполняя дипломатические поручения, наблюдая за ним. Итогом общения стала книга, написанная британским дипломатом в конце его жизни «Портрет Далай-ламы: жизнь и время Великого Тринадцатого»

В  воспоминаниях нашего современника - Далай-ламы XIV-го Тензина Гьятцо, встречаются неоднократные упоминания об этом англичанине.

Его Святейшество Тензин Гъятцо вспоминает  предметы, позволившие ему в  отрочестве расширить кругозор, углубить знания о современном  мире: телескоп, глобус на подставке с хронометром, показывавшему время в определённой части света. И всё  это были подарки «сэра Чарльза Белла, который был английским политическим чиновником в Сиккиме и знал тибетский язык. Тринадцатый Далай - лама жил у него в короткий период своего бегства в Британскую Индию во время вторжения в Тибет войск последнего императорского правительства Китая. Весьма знаменательно, что бегство в Индию и соприкосновение с научной культурой были как бы завещаны мне моим непосредственным предшественником. Позже я узнал, что пребывание в Британской Индии стало для него настоящим открытием, заставившим осознать необходимость социальных и политических реформ в Тибете. »

Нельзя не упомянуть тот факт, что до этого, ему (Далай-ламе XIII ) ещё пять лет довелось прожить в Урге (Улан-Баторе), куда он бежал в 1904 году, спасаясь от вторжения англичан. У него осталась привычка носить одежду  монгольского образца, и  на многих фотографиях он запечатлён в именно в ней.

Австрийский альпинист, знавший юного Далай-ламу XIV-го в 40-е годы XX в.в., также неоднократно упоминает имя Белла в своих воспоминаниях. Генрих Харер пишет, что, помогая изучать во дворце Потала подростку Далай-ламе XIV географию Европы, они с Его Святейшеством пользовались картами, выглядевшими как новые, которые подарил их предшественнику четырнадцатого воплощения сэр Чарльз Белл, первый белый человек, ставший другом Далай - ламе XIII.

Также в письмах и дневнике Ю.Н. Рериха (известного учёного- востоковеда) встречаются упоминания о Белле. В одном из его писем к своему другу  – Махону,  датированном 1936 годом,  есть строки о напечатанном более двадцати пяти лет назад англо-тибетском словаре Шарата Чандра Даса, требующем проверки и  в дополнение изданном небольшом англо-тибетском словаре Чарльза Белла.

Надо признать, что реформы в Тибете 20-х годов шли медленно, во многом из-за крайнего консерватизма определённых (высших) слоёв общества, не готовых к переменам и не согласных с ними  ещё до их наступления.

Как же удалось им познакомиться, влиятельному политику, англичанину-исследователю и никому тогда неизвестному монаху из России, из южных степей под Царицыном?  Если сэр Белл нуждался в помощниках, провожатых и переводчиках, то, прежде всего,  в умных, расторопных и порядочных. Его требованиям, должно быть, отвечал монах-иностранец из колледжа Гоманг.  Познакомились они позже в 1936, в Калькутте, где  Геше-ла был проездом,  возвращаясь из Пекина в Тибет. В Пекине он занимался над проектом, субсидировавшимся  западными спонсорами. Он сравнивал разные издания Кагъюра и Тенгъюра, описывал и составлял анализ изданий. Здесь открывается ещё одна грань его таланта – дарование учёного, исследователя.
Дост.геше Вангъял
К тому времени он завершил обучение в монастыре и был свободен от интенсивной учёбы и сдачи ежегодных экзаменов. Геше-ла сопровождал сэра Белла в поездке по Китаю и Манджурии, а затем вернулся в Тибет.

Он учил английский язык, и в свою очередь помогал Беллу с тибетским, когда тот испытывал затруднения.   Наш земляк Геше Вангьял не только учился, но и находил новых друзей, налаживал нужные связи в Тибете. Из его биографии мы узнаём, что, будучи в Лхасе, он поддерживал монголо-язычных студентов-монахов, оказывая им помощь в сдаче экзаменов на звание «геше». Почерпнутые им познания, Геше-ла использовал с истинно буддийской мотивацией – оказание помощи, тем, кто в ней нуждался. Монголо-язычные  монахи были отрезаны от своего мира, им неоткуда было ждать помощи, кроме как помогать друг другу.

И во  вторую половину своей жизни, находясь в Америке, он по-прежнему оказывал финансовую помощь родному монастырю Гоманг, возрождавшемуся в Индии, испытывавшему крайнюю необходимость в материальных средствах. Существование духовной альма-матер  прославленных учёных гелонгов и геше в 60-е годы было на грани исчезновения. Как написано «Геше-ла также очень много помогал тибетским монастырям в Индии (прежде всего, родному монастырю Дрепун Гоманг) своей финансовой поддержкой, а также оплачивал пребывание тибетских монахов в его монастыре» (Лабсум Шедруб Линг, созданному в Америке) .

Думал ли он, изучая английский язык, что его путь ляжет  так далеко, в Америку,  и что его учениками станут молодые люди из американских семей, что впоследствии они обретут большие знания, известность и будут преподавать в университетах и колледжах? О судьбе геше Вангъяла родные лишь в начале 90-х годов XX века узнали,  что их Боота не погиб, не сгинул в горниле войн и революций. Что он  известен в Америке как Геше Вангъял, он основал храм махаянской традиции «Лабсум Шедруб Линг», был уважаемым и почитаемым учителем Дхармы.

Герля НУРОВА

Оставить ответ

Введите цифры изображенные на картинке:

Архивы

Translator

Russian flagItalian flagKorean flagChinese (Simplified) flagChinese (Traditional) flagPortuguese flagEnglish flagGerman flagFrench flagSpanish flagJapanese flagArabic flagGreek flagDutch flagBulgarian flagCzech flagCroat flagDanish flagFinnish flagHindi flagPolish flagRumanian flagSwedish flagNorwegian flagCatalan flagFilipino flagHebrew flagIndonesian flagLatvian flagLithuanian flagSerbian flagSlovak flagSlovenian flagUkrainian flagVietnamese flagAlbanian flagEstonian flagGalician flagMaltese flagThai flagTurkish flagHungarian flag