Главная Новости Контакты

О путешествии калмыцкого монаха Бааза-багши в Тибет

Бааза-багшиЗаписки Бааза Менкеджуева о хождении в Тибет, подготовленные к печати профессором Санкт-Петербургского университета А.М. Позднеевым, увидели свет в 1897 году. Факультет восточных языков университета, который взял на себя издательские расходы, посвятил книгу предстоявшему тогда в Париже XI Международному съезду ориенталистов.

Выходу издания радовались, наверное, и в окружении Бааза-багши. Первая же публикация в калмыцкой печати о путешествии Менкеджуева принадлежит Сергею Маркову, замечательному русскому писателю, автору увлекательных историко-географических новелл. Произошло это в 1957 году. Поэта Санджи Каляева, предложившего в 1960 году на конференции по проблемам развития калмыцкой литературы обратить внимание на творчество Бааза-багши и лхарамбы Боован Бадмы, резко оборвали партийные чиновники.

Бааза-багши в детстве был отдан послушником в Дунду-хурул, родовой монастырь. Он ревностно изучал буддийскую литературу, тибетский язык и письмо. Прочел все книжное собрание хурула. Долгие годы он страстно мечтал посетить Тибет. Князь Церен-Давид Тундутов, владелец улуса, разделял его желание и обещал нужную помощь. В монастырской библиотеке хранилась грамота Далай-ламы VII, привезенная калмыками из Лхасы в 1756 году. Перед тем, как пуститься в дальний путь, Бааза свернул грамоту в трубку и бережно уложил в дорожную суму.

В июле 1891 года Менкеджуев с двумя спутниками – Лиджи Идруновым и Дорджи Улановым – выехал из родного Малодербетовского улуса. В Саратове путешественники закупили оружие, боеприпасы, дорожное платье, в Казани – несколько пар шитых золотом сапог, бирюзовые серьги, аршины шелка, бархата, часы, сафьян и различные мелкие вещи для подарков в Тибете.

Дальнейший их путь пролегал через Пермь, Тюмень, Томск, Иркутск, где, переправившись через Байкал, доехали до Кяхты, а оттуда в Ургу. В монгольской столице путники остановились у калмыцких паломников, совершавших поездку по святым буддийским местам.

В Урге Бааза-багши изучал быт и нравы монголов, встречался с разными буддийскими иерархами. Приобрел редкую коллекцию изображений Панчен-лам Тибета, выполненную искусным художником. Готовясь в путь, обменял солидную сумму российских кредиток на китайские ланы серебром, общий вес которых составил четыре с половиной пуда. По совету опытных паломников, сундук с деньгами путники обшили сырой воловьей шкурой, затем, обернув войлоком, накрепко перевязали. Полпуда серебра оставили на дорожные расходы. Также они приобрели палатку – майхан, дорожную утварь, продукты питания – сушеную говядину, чай, муку, рис.

Идрунов вынужден был остаться в Урге. Кто-то из монгольских лам предсказал, что по дороге в Тибет он может заболеть и стать помехой для спутников.

В начале декабря 1891 года Менкеджуев с Улановым в составе каравана алашаньских монголов выехали из Урги. И в преддверии цаган сара – монгольского нового года – они прибыли в Гумбум, знаменитый монастырь в северо-восточном Тибете, где родился Цзонкава, известный реформатор буддизма. Бааза-багши подробно описал в дневнике дерево боди, которое, по преданию, выросло на месте рождения проповедника. На его листьях светились изображения будд.

От Гумбума они направились к озеру Кукунор, вода которого отливала необыкновенной синевой. Менкеджуев со своими спутниками обошел северный берег озера и вскоре очутился в безводной области Цайдам, среди солончаковых грязей и глинистой пустыни.

В середине июля путники достигли перевала Данла и увидели суровые нагорья центрального Тибета. Любознательный Бааза записал рассказ о «каменном граде», выпадавшем на северных склонах этих вечно снежных гор. У южного подножия перевала били горячие ключи.

На чиновников тибетской пограничной управы в Нагчу-гомба огромное впечатление произвела развернутая Бааза-багши грамота Далай-ламы. «Вы, несомненно, люди очень добродетельные», - говорили они и, угостив калмыцких паломников чаем, разрешили им въезд в Тибет.

Прошел год, как путники выехали из родных кочевий. И в первые дни августа 1892 года Бааза-багши, взойдя на перевал Гола, наконец увидел золотые кровли храмов и дворцов Лхасы. «Тотчас же сошли мы с лошадей, писал он, совершили три поклона и положили молитвенное благословение». После полудня путники въехали в Лхасу. По местному обычаю, сложив вещи и не приступая к трапезе, отправились поклониться лику Шакьямуни.

В течение месяца Менкеджуев знакомился с городом, священный облик которого так крепко запечатлен в сознании буддистов. Он близко подружился с Агваном Доржиевым, бурятом по происхождению, влиятельным сановником из окружения Далай-ламы, через несколько лет назначенного представителем Тибета в России.

В начале сентября Бааза-багши получил аудиенцию у Далай-ламы, которому в числе даров преподнес российский золотой империал. Глава Тибета, даруя благословение, интересовался, как он перенес долгую дорогу и все ли благополучно на его родине.

Менкеджуев предпринял длительное путешествие по Тибету. На лодке, обтянутой шкурой яка, верхом и пешком он обошел примечательные места страны снегов.

С благоговением он осмотрел зимнюю и летнюю резиденции Далай-ламы – Поталу и Норбулинг, побывал в знаменитых монастырях Сэра, Галдан, Брайбун. В Галдане совершил обряд поклонения перед гробницей Цзонкавы, останки которого покоились в ступе из чистого золота.

Лхаса, дворец ПоталаВместе с Улановым представился Панчен-ламе в его резиденции в Ташилхунпо, где возвышались тринадцать храмов, блиставших золотыми кровлями. Панчен-лама подарил гостям бурхана, изготовленного одним из его предшественников.

Посетил Бааза-багши и типографию в Нартане, где печатались тома «Ганджура» и «Данджура», буддийских канонов.

Познавательной была встреча Менкеджуева с главою древней, некогда могущественной школы Сакья. Шаджа-Панчен, облаченный в красные одеяния, принял калмыков, восседая на высоком троне. Совершая поклонения, они провели в монастыре трое суток.

Зимние месяцы Менкеджуев и Уланов провели в Лхасе. Они продолжили свое общение с Агваном Доржиевым, удивляясь могуществу, которым обладал их соотечественник в Тибете. По словам Бааза-багши, «не было еще человека, который так возвысился бы в Тибете».

9 февраля 1893 года Далай-лама вновь принял калмыцких паломников. Ранее он распорядился подарить им полное собрание «Ганджура».

4 марта 1893 года Менкеджуев с Улановым отправились в обратный путь. Ожидая попутные караваны, они лишь в конце сентября добрались до Гумбума. Дорожные хлопоты и здесь заставили их основательно задержаться. Только поздней осенью путники двинулись в Пекин, где прожили месяц, пользуясь гостеприимством бурятского торговца Гомбоева.

В конце мая 1894 года Бааза-багши и Дорджи Уланов на русском пароходе «Саратов» отбыли из китайского порта Ханчжоу. Повидав Сингапур, Коломбо, Перим, Суэц, Константинополь, через месяц они высадились в Одессе. В середине июля путники были в Царицыне, где рядом простирались их родные кочевья.

Вскоре Дунду-хурул встречал отважных путешественников. Земляки с удивлением разглядывали подарки Далай-ламы. Двухаршинный пергамент 1756 года был снова положен на полку монастырской библиотеки. Бааза-багши начал работу над книгой о своем невероятном путешествии в Тибет. Земляки же восхищались силой духа этого человека.

В 1896 году в калмыцкие степи приехал профессор Петербургского университета А.М. Позднеев. Он узнал о хождении Менкеджуева в Тибет и поспешил с ним встретиться. Бааза-багши вручил ему подлинник своего сочинения. Вскоре известный монголовед, осуществив русский перевод и снабдив его соответствующими примечаниями, издал книгу Менкеджуева, посвятив ее международному съезду ориенталистов.

В последующие годы, по сведениям востоковедов, Менкеджуев совершил еще одно путешествие в Азию – на этот раз к карашарским торгутам. Скончался он 8 августа 1903 года в урочище Оран-булук.

Где находится подлинник дневника путешественника? Где искать двухаршинный пергаментный список грамоты Далай-ламы? А где тома «Ганджура» и другие книги и предметы, привезенные Бааза-багши из заоблачной страны? Такими вопросами задавался Сергей Марков, адресуя их разрешение калмыцким историкам и краеведам.

Бааза-багши был человеком строгих этических правил. После возвращения домой, когда неожиданно умер его спутник Дорджи Уланов, он решил оставить работу над книгой о путешествии – нет свидетеля, люди могут усомниться в подлинности событий. Церен-Давид Тундутов отговорил его так поступать.

И Бааза Менкеджуев, решив «доставить людям пользу», продолжил работу над книгой, которая стала памятником национальной письменности и общественной мысли народа.

В середине мая, как ранее сообщалось в местных СМИ, в Сарпинском районе в местности Оран-булук состоялось открытие реставрированного субургана Бааза-багши. Почтить его память собрались представители научной и культурной общественности, земляки и родственники знаменитого подвижника. Инициатива восстановления памятника принадлежала участникам культурно-исторического общества «Оран-булук» во главе с Николаем Ошаевым.

Праздник оставил двойственное впечатление. Неприятно поразило, что поле вокруг субургана было сплошь распахано. Я впервые столкнулся с тем, что тропа к известному памятнику отсутствовала в буквальном смысле. И людям, чтобы поклониться праху Бааза-багши, приходилось преодолевать несколько сотен метров свежей пашни.

Вели праздник, отставив старейшин рода, сотрудники районной администрации. Вели, как привыкли, не считаясь с традициями национального обряда поминовения. И открытие субургана, которое, наверное, задумывалось как праздник народного духа, превратилось в нудное мероприятие.

Люди же утешались тем, что продолжает жить имя Бааза-багши, и, главное, субурган восстановлен, что и вправду было несомненным благом.

Хотелось бы надеяться, что со временем субурган будет признан объектом национальной культуры и восстановлен в первоначальном виде.

Буйнта седкл делгрх болтха – да восторжествует добродетель! – не уставал повторять Бааза Менкеджуев.

Василий ЦЕРЕНОВ, публицист

газета «Аргументы Калмыкии»

Оставить ответ

Введите цифры изображенные на картинке:

Архивы

Translator

Russian flagItalian flagKorean flagChinese (Simplified) flagChinese (Traditional) flagPortuguese flagEnglish flagGerman flagFrench flagSpanish flagJapanese flagArabic flagGreek flagDutch flagBulgarian flagCzech flagCroat flagDanish flagFinnish flagHindi flagPolish flagRumanian flagSwedish flagNorwegian flagCatalan flagFilipino flagHebrew flagIndonesian flagLatvian flagLithuanian flagSerbian flagSlovak flagSlovenian flagUkrainian flagVietnamese flagAlbanian flagEstonian flagGalician flagMaltese flagThai flagTurkish flagHungarian flag