В серии «Наланда» опубликован основополагающий труд Пабонки Ринпоче «Освобождение на вашей ладони»

В серии «Наланда» опубликован основополагающий труд Пабонки Ринпоче «Освобождение на вашей ладони»Фонд содействия сохранению культурных и философских традиций тибетского буддизма «Сохраним Тибет» под духовным руководством Тэло Тулку Ринпоче с радостью сообщает о выходе в России основополагающего труда Пабонки Ринпоче «Освобождение на вашей ладони» (в двух книгах).

Пабонка Ринпоче

Освобождение на вашей ладони (в двух книгах)

Перевод с английского: С. Хос

Научная редакция: А. Терентьев

Кураторы проекта А. Мельников, Г. Кубарева

Редактор серии «Наланда» Ю. Жиронкина

Администратор Н. Иноземцева

Корректор И. Москаленко

Дизайн обложки И. Сердюков

Макет С. Хос

Фонд «Сохраним Тибет» выражает благодарность

Ирине Ященко за бескорыстную поддержку этого проекта.

М. : Фонд «Сохраним Тибет», 2015

Серия: Наланда

Настоящее издание представляет запись учений по практике ламрима, поэтапного пути к просветлению согласно традиции Гелуг, одной из основных школ тибетского буддизма. В простой разговорной манере здесь даются подробные наставления по всем разделам буддийского пути духовного развития, — от создания мотивации и до тончайших аспектов прямого постижения пустоты на основе философии Срединного пути (Мадхьямаки). Особое внимание уделено развитию бодхичитты, любви, доброты и сострадания.

Книга составлена на основе устных наставлений одного из самых выдающихся лам XX в. Пабонки Ринпоче (1878–1941), коренного гуру двух главных наставников нынешнего Далай-ламы XIV и многих других лам традиции гелуг.

Настоящий перевод был впервые опубликован для бесплатного распространения на Учениях Его Святейшества Далай-ламы для буддистов России −2014 в Дели, участники которых далее направлялись на юг Индии, где Его Святейшество даровал учения по восемнадцати коренным текстам и комментариям традиции ламрим, в том числе и по замечательному труду Пабонки Ринпоче. Его Святейшество продолжит даровать устную передачу и комментарии к «Освобождению на вашей ладони» в декабре 2015 г. в монастыре Ташилунпо в поселении Билакуппе на юге Индии.

Перевод на русский язык книги осуществлен фондом «Сохраним Тибет» по просьбе Московского буддийского центра «Ганден Тендар Линг» (ФПМТ) для дальнейшего использования в учебном курсе «Открытие буддизма», а также на учениях его Святейшества Далай-ламы и других буддийских учителей по указанному сочинению. Перевод выполнен С. Хосом поизданию «Liberation in the Palm of Your Hand» (New Revised Edition, 2006) с учетом тибетского оригинала.

Заинтересованные читатели могут также познакомиться с академическим переводом первой части этого сочинения, выполненным с тибетского языка д-ром философских наук И. С. Урбанаевой.

(См. Ламрим: Освобождение в наших руках / Пабонгка Ринпоче. Изд. тиб. текста: Триджанг Ринпоче; пер. с тиб., вступ. статья и коммент. д-ра филос. наук И. С. Урбанаевой. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2008).

Приобрести книгу по льготным ценам можно в буддийских интернет-магазинах:

в буддийском интернет-магазине dharma.ru

в интернет-магазине издательства «Нартанг»

При оптовых заказах (от 100 экз.) просьба обращаться к издателям по адресу: russia@savetibet.ru

Предисловие к английскому изданию

В 1921 году около семисот тибетских монахов, монахинь и мирян собрались в ритоде Чузанг неподалеку от Лхасы, чтобы получить учение по ламриму от знаменитого учителя Кьябдже Пабонки Ринпоче. На протяжении последующих двадцати четырех дней они слушали цикл лекций, ставший впоследствии одним из самых знаменитых учений, когда-либо дававшихся в Тибете.

Слово ламрим можно перевести как «этапы пути [к просветлению]». Так называют раздел учений, развившихся в Тибете в последнее тысячелетие и основанных на кратком базовом тексте великого индийского наставника Атиши (Дипанкара Шриджняна, 982−1054) под названием «Светильник на пути пробуждения». В каком-то смысле «Освобождение на вашей ладони» представляет собой кульминацию традиции ламрим в Стране снегов.

Более 2500 лет назад Будда Шакьямуни на протяжении сорока пяти лет давал множество различных учений огромному количеству самых разных людей. Он делал это не по какой-то определенной программе, но согласно духовным потребностям своих слушателей. Именно поэтому любой человек, приступив к изучению корпуса буддийских текстов, испытает большие трудности, пытаясь определить, какие именно из наставлений ему следует применять на практике. Значение ламрима Атиши состоит в том, что он разместил учения Будды в определенной логической последовательности и наметил порядок, следуя которому любой человек, независимо от уровня своего развития, может шаг за шагом практиковать буддийский путь.

В серии «Наланда» опубликован основополагающий труд Пабонки Ринпоче «Освобождение на вашей ладони»Но в написании своего сочинения Атиша опирался не только на слова самого Будды. Он также принес в Тибет живую традицию устной передачи этих учений − непрерывную линию практики метода и мудрости, передававшуюся от Будды к Майтрее и Манджушри, а от них, через Асангу, Нагарджуну и многих великих ученых-йогинов Индии, к духовным наставникам самого Атиши. Таким образом, помимо написания первого ламрима Атиша также передал и эту чрезвычайно важную устную традицию, которая просуществовала вплоть до наших дней и была передана на Запад такими современными ламами, как, например, Его Святейшество Далай-лама XIV.

Ученики Атиши создали школу, известную ныне под названием кодам, традиции которой в значительной степени вобрала школа тибетского буддизма гелуг, основанная великим Цонкапой (1357−1419). Многие ламы, принадлежавшие к школам кадам и гелуг, написали свои комментарии на ламрим, самое известное из которых − «Большое руководство к этапам пути пробуждения» Цонкапы. В своих беседах 1921 года, запись которых впоследствии составила книгу «Освобождение на вашей ладони», Пабонка Ринпоче следовал именно этому изложению ламрима. В то время как работа Цонкапы носит более научный характер, Пабонка Ринпоче сосредотачивается в основном на практических нуждах практикующих. Большое внимание он уделяет таким аспектам, как подготовка к медитативной практике, гуру-йога и развитие бодхичитты. Поэтому книга «Освобождение…» представляет собой в первую очередь практическое руководство.

В числе прочих на учении 1921 года присутствовал Кьябдже Триджанг Доржечанг (1901−1981), один из ближайших учеников Пабонки Ринпоче, позже ставший младшим наставником Далай-ламы XIV и коренным гуру многих лам школы гелуг, покинувших Тибет в 1959 году. Именно Триджанг Ринпоче делал во время учения записи, которые после тридцати семи лет тщательного редактирования были опубликованы на тибетском языке под названием «Освобождение на вашей ладони» (rNam grol lag bcangs).

Пабонка Ринпоче был, наверное, самым влиятельным ламой традиции гелуг в XX веке. Держатель всех наиболее важных линий сутры и тантры, он передавал их самым значительным гелугпинским ламам двух последующих поколений, а список тем его глубоких устных наставлений весьма обширен. Помимо прочего, он был коренным гуру Кьябдже Линга Ринпоче (1903−1983), старшего наставника Далай-ламы XIV, Триджанга Ринпоче и многих других высокочтимых учителей. Собрание его сочинений занимает 15 больших томов и содержит разъяснения всех аспектов буддизма. Если вам когда-либо доводилось получать учение от ламы традиции гелуг, то, без сомнения, Пабонка Ринпоче оказал свое влияние также и на вас.

В тибетском буддизме имеются четыре основные школы, и в каждой из них содержатся учения в стиле ламрим, но ньингма, сакья и кагью не придают этому разделу учений такого значения, как школа гелуг. И хотя в программе гелугпинского монашеского образования ламрим дается монахам ближе к концу обучения, слушатели на Западе часто знакомятся с ним в первую очередь. А «Освобождение…» − это именно тот вариант ламрима, которому гелугпинские ламы обучают чаще всего.

В своем кратком введении Кьябдже Триджанг Ринпоче ярко описывает свои переживания, испытанные во время этого учения. Бесспорно, данный текст довольно необычен для тибетской традиции, поскольку представляет собой не литературное произведение, а отредактированную запись устного изложения. Поэтому в ходе чтения мы не только получаем драгоценное учение − сведенную воедино суть восьми главных ламримов, − но также представление о том, как давались такие учения в самом Тибете. Упоминание об особенностях данного учения можно найти во введении Триджанга Ринпоче и в конце первой главы.

Каждая глава соответствует одному дню учения и начинается с кратких наставлений, предназначенных для создания у слушателей должной мотивации. В настоящей книге эти фрагменты сокращены в пользу основного материала, но в первой главе, в отличие от остальных, полностью приведены как наставления, касающиеся мотивации, так и превосходное краткое изложение метода медитативного освоения всего ламрима в целом. В определенном смысле все остальные части книги представляют собой комментарий к этой главе. На протяжении всей книги Пабонка Ринпоче постоянно подчеркивает, что развитие бодхичитты − самый действенный способ постепенного создания в своей жизни правильной мотивации. Обобщенное описание реализации этой цели дано в беседе первого дня. В конце книги приведены слова Пабонки Ринпоче: «Практикуйте то, что вы можете, чтобы мои учения не оказались напрасными… Но прежде всего сделайте своей главной практикой развитие бодхичитты».

Многое из того, что содержится в этих учениях, является новым и незнакомым, особенно для западных учеников, но, как и во всяком деле, слушание и размышление непременно принесут ясность и понимание.

Майкл Ричардс (переводчик книги на английский язык)

Воспоминания Рильбура Ринпоче

Мой гуру, Пабонка Ваджрадхара Дечен Ньингпо Пел Зангпо, обладающий тремя видами доброты, видевший лик Херуки, и чье имя я произношу с трепетом, родился к северу от Лхасы в 1878 году в небогатой семье. Его отец был чиновником невысокого ранга. Родился он темной ночью, но в момент его рождения в комнате воссиял яркий свет, а находившиеся снаружи увидели на крыше дома защитника Учения.

Пабонка Ринпоче был проявлением великого ученого Чанкья Ролпея Дорже (1717−1786), хотя первоначально считалось, что он − воплощение ученого геше из провинции Кхам, проживавшего в монастыре Сера Ме. В возрасте семи лет Ринпоче поступил в монастырь и, закончив обычное монастырское обучение, получил степень геше, а затем провел два года в тантрическом монастыре Гьюто.

Его коренным учителем был Дагпо Ринпоче Джампел Лундруб Гьяцо из Лхока, несомненный бодхисаттва, и Пабонка Ринпоче был одним из самых выдающихся его учеников. Учитель жил в пещере в Пасанге. Его основной практикой была бодхичитта, а главным йидамом − Авалокитешвара, и каждую ночь он начитывал 50 000 мани (мантра ом мани падме хум). Когда Кьябдже Пабонка впервые увидел Дагпо Ринпоче в Лхасе на ритуале подношения цог, от охватившего его благоговения он плакал на протяжении всей церемонии.

В серии «Наланда» опубликован основополагающий труд Пабонки Ринпоче «Освобождение на вашей ладони»По завершении своего обучения Кьябдже Пабонка посетил Дагпо Ламу Ринпоче в его пещере. Учитель поселил его неподалеку от себя и велел выполнять усиленную практику по ламриму. Время от времени Дагпо Лама Ринпоче объяснял своему ученику очередную тему и тот отправлялся медитировать. Затем он вновь приходил к учителю и рассказывал о достигнутом понимании. Если Дагпо Ринпоче видел признаки реализации, он давал ему очередную порцию учения, и Пабонка Ринпоче вновь отправлялся медитировать. Так продолжалось на протяжении десяти лет (поразительно, не правда ли!).

Четырьмя главными учениками Пабонки Ринпоче были Кьябдже Линг Ринпоче, Кьябдже Триджанг Ринпоче, Кхангсар Ринпоче и Татхаг Ринпоче, ставший впоследствии регентом Тибета и главным наставником юного Далай-ламы, давшим ему первые монашеские обеты.

Сам я родился в Кхаме в Восточном Тибете, и два моих первых учителя были учениками Пабонки Ринпоче, поэтому с самого начала я находился в атмосфере безграничной преданности Пабонке Ринпоче и верил ему как самому Будде. У одного из этих учеников было изображение Пабонки Ринпоче, которое источало капельки нектара из межбровья. Я видел это чудо собственными глазами, и к тому моменту, когда мне наконец довелось впервые оказаться в присутствии Ринпоче, моя вера в него была весьма велика.

Но помимо этого у меня были еще и глубоко личные причины для такой преданности. Я был единственным сыном в уважаемой семье, и, несмотря на то, что Далай-лама XIII опознал меня в качестве ламы-перерожденца, и сам Пабонка Ринпоче сказал, что мне необходимо поступить в монастырь Сера в Лхасе, мои родители не были в восторге от такой перспективы. Однако вскоре мой отец умер, после чего для меня открылась возможность отправиться в Центральный Тибет. Можете представить, какое волнение охватило меня, когда я взбирался на коня, отправляясь в двухмесячное путешествие. Мне было четырнадцать лет − обычный возраст для поступления в мо-настырь. Я чувствовал, что сам Пабонка Ринпоче чудесным образом способствовал возникновению этой возможности поехать в Лхасу, чтобы получить монашеское посвящение и стать Ринпоче, как то было предсказано самим Далай-ламой.

К моменту моего прибытия в Лхасу Пабонка Ринпоче жил в пещере Таши Чолинг над монастырем Сера. Через несколько дней после нашего прибытия нам была назначена аудиенция, и мы с моей матерью и чангдзо (личный слуга-секретарь) верхом на лошадях отправились к пещере. Ринпоче ожидал нас в этот день, но мы опоздали к назначенному часу. Однако нас ожидали чай и сладкий рис, совершенно свежие, только что приготовленные слугой Ринпоче как раз к моменту нашего приезда. Это стало для меня еще одним примером прозорливости Ринпоче, того, что он действительно является воплощением всевидящего Ваджрадхары.

После чая нас отвели к учителю. Эту встречу я помню так ясно, будто она состоялась сегодня. По узкой лестнице мы поднялись в крошечную келью и увидели Ринпоче сидящим на кровати. Он выглядел точно так же, как на известных мне изображениях, − очень полный человек маленького роста. «Я знал, что ты придешь. Вот мы и встретились», − сказал он и погладил меня по лицу.

Во время нашего визита из Сера прибыл монах, недавно получивший степень геше, чтобы поднести Ринпоче особую цампу, которую изготавливают только по такому случаю. Ринпоче отметил его прибытие одновременно со мной как очень благоприятный знак и наполнил цампой мою чашу так же, как и свою собственную. Можете себе представить, что творилось в этот момент у меня в голове!

В комнате почти не было предметов. Самой изумительной вещью была статуэтка Дагпо Ламы, коренного гуру Пабонки Ринпоче, размером около двух дюймов, выполненная из чистого золота и окруженная крошечными подношениями. За спиной у Ринпоче висели пять танок с изображениями проявлений Цонкапы, явившихся его ученику Кхедрубу Чже после кончины учителя. Помимо этого в комнате находился лишь столик для чаепития. Через проем также было видно маленькую комнату для медитации, и я все время поглядывал в ее сторону (мне исполнилось всего четырнадцать лет, и я был очень любопытным). Ринпоче пригласил меня войти внутрь и все внимательно осмотреть. В комнате были только сиденье для медитации и небольшой алтарь. Ринпоче перечислил мне изображения, помещенные на алтаре: слева направо там располагались статуэтки Ламы Цонкапы, Херуки, Ямантаки, Налджормы и Пельгона Дамдзе, эманации Махакалы. Перед ними стояли подношения, занимавшие всю остальную часть алтаря.

Тогда я еще не был монахом, и Ринпоче отправил своего слугу Джамьянга, приставленного к нему Дагпо Ламой Ринпоче и постоянно находившегося рядом с ним, за календарем, чтобы выбрать дату получения мною монашеских обетов, хотя я об этом и не просил. Ринпоче давал мне все, что я только мог пожелать, и я постоянно испытывал на себе его безграничную доброту. Покидая Ринпоче после того первого посещения, я словно парил в небесах, пребывая в состоянии невыразимого блаженства.

Слуга Ринпоче был человеком устрашающего вида, поговаривали, что он является эманацией защитника Учения. Однажды, когда Ринпоче находился в длительной отлучке, он снес его ветхий домик и возвел на этом месте богато украшенное строение, по форме и убранству воспроизводящее резиденцию Далай-ламы. Ринпоче по возвращении был очень огорчен. «Я всего лишь скромный лама-отшельник, − сказал он, − и тебе не следовало возводить для меня такие хоромы. Я же совсем незнаменит, а суть того, чему я учу, сводится к отречению от мирской жизни. Поэтому мне просто стыдно владеть таким помещением».

Я получал учение по ламриму от Пабонки Ринпоче много раз. Китайцы конфисковали все мои записи, но его учение по-прежнему хранится в моем сердце. Когда он учил, я всегда испытывал сильнейшее побуждение стать настоящим йогином, уединиться в пещере, осыпать себя пеплом и полностью предаться медитации. С возрастом такое желание стало ослабевать, и сейчас я совершенно об этом не думаю. Но я все равно хотел бы стать подлинным йогином, таким же, как он.

Учитель лично даровал мне посвящения в мандалы многих божеств, таких как Ямантака, Херука и Гухьясамаджа. Особые тайные посвящения я получал непосредственно в его доме, а более общие учения он давал в монастыре, расположенном ниже его жилища. Иногда мы отправлялись в путь для посещения различных монастырей, где Пабонку Ринпоче встречали как самого Ламу Цонкапу.

Давая учение, он мог просидеть восемь часов без единого движения. На его общие учения приходило до двух тысяч человек и немногим менее на особые посвящения. Но когда Ринпоче давал обеты бодхисаттвы, собиралось иногда по десять тысяч учеников. Во время посвящения Херуки Ринпоче совершенно преображался. Его глаза расширялись, взгляд становился пронзительным, и я чувствовал, что передо мною действительно Херука с одной вытянутой и другой согнутой в колене ногами. Это переживание бывало настолько сильным и необычным, что порой я готов был заплакать, чувствуя реальное присутствие Херуки.

Для меня он был самым значительным из всех тибетских лам. Всем известно величие четырех его главных учеников, и это неудивительно: ведь он был их учителем. Он провел много времени в размышлениях о практической сути учений и добиваясь внутренней реализации в них. Все изученное он усердно практиковал до самой стадии завершения. Его поучения никогда не были сухой передачей теоретических знаний; все, чему он учил, было прежде испытано им на собственном опыте. Также он никогда не раздражался, поскольку проявления гнева были полностью успокоены в нем бодхичиттой. Неоднократно мно¬жество людей ожидало его благословения, но Ринпоче всегда обращался к каждому из них лично и не старался побыстрее «пропустить» всю очередь. Иногда он раздавал лекарства. Он был всегда неизменно добр, и все это вместе делало его совершенно особенным человеком.

Я могу сказать, что у Ринпоче было два основных свойства: с точки зрения тантры это реализация Херуки и способность являть его образ, а с точки зрения сутры − умение давать учение ламрим.

Незадолго до своей кончины Ринпоче был приглашен в Дагпо Шидаг Линг, монастырь своего коренного учителя в Лхока, с просьбой дать наставления по краткому ламриму. Для этого учения Ринпоче выбрал текст Второго Панчен-ламы, на¬зываемый «Быстрый путь». Это был первый ламрим, учение по которому некогда дал ему Дагпо Ринпоче, и Пабонка Ринпоче сказал, что это будет последнее учение, которое он сам даст в этой жизни. При всяком посещении монастыря своего учителя Ринпоче спешивался, как только стены монастыря показывались вдали, и весь остальной путь делал простирания, что, учитывая его комплекцию, было весьма непросто. Поки¬дая же обитель, он шел, всегда оставаясь лицом к нему до тех пор, пока монастырь не скрывался из виду. На этот раз он сделал всего одно простирание в сторону монастыря, когда тот уже почти скрылся из виду, и остановился передохнуть в доме неподалеку. Почувствовав небольшое расстройство желудка, Ринпоче отправился на ночлег. Он отослал своего слугу и при¬ступил к чтению своих вечерних молитв, которые на этот раз произносил несколько громче обычного. Затем он заговорил так, будто давал кому-то учение по ламриму. По окончании слуга вошел в комнату и обнаружил, что Ринпоче скончался. Татхаг Ринпоче был очень опечален этим событием, но тем не менее нашел в себе силы сказать нам, что необходимо сделать.

А мы очень горевали. Тело Пабонки Ринпоче было облачено в парчовые одежды и кремировано согласно обычаям нашей традиции. В пепле погребального костра образовались удивительные реликвии, но китайцы почти все их уничтожили. Однако мне удалось спрятать часть этих реликвий, и я передал их в монастырь Сера, где их и можно сейчас увидеть.

Я достиг некоторого успеха как ученый, да и как лама я тоже кое-что собой представляю, но это все неважно. Единственное, что по-настоящему имеет значение, так это то, что я был учеником Пабонки Ринпоче.

Досточтимый Рильбур Ринпоче родился в Восточном Тибете в 1923 году. В возрасте пяти лет он был опознан Далай-ламой XIII в качестве шестого воплощения Рильбура Ринпоче из монастыря Сера Ме. В возрасте четырнадцати лет он поступил в монастырь Сера, а в двадцать четыре получил там степень геше. До 1959 года Ринпоче практиковал и учил Дхарме, а после двадцать один год подвергался тяжким репрессиям со стороны китайских властей. В 1980 году ему было наконец позволено вновь приступить к религиозной деятельности, и он принял участие в восстановлении уничтоженной китайским режимом ступы Пабонки Ринпоче в монастыре Сера. Ринпоче несколько раз посетил западные страны и некоторое время жил в США. Скончался он в монастыре Сера Ме на юге Индии 15 января 2006 года.

http://savetibet.ru

Оставить ответ

Введите цифры изображенные на картинке:

Архивы

Translator

Russian flagItalian flagKorean flagChinese (Simplified) flagChinese (Traditional) flagPortuguese flagEnglish flagGerman flagFrench flagSpanish flagJapanese flagArabic flagGreek flagDutch flagBulgarian flagCzech flagCroat flagDanish flagFinnish flagHindi flagPolish flagRumanian flagSwedish flagNorwegian flagCatalan flagFilipino flagHebrew flagIndonesian flagLatvian flagLithuanian flagSerbian flagSlovak flagSlovenian flagUkrainian flagVietnamese flagAlbanian flagEstonian flagGalician flagMaltese flagThai flagTurkish flagHungarian flag