«Письмо к другу» - знаменательный текст из наследия Нагарджуны

В течение трех вечеров, с 12 по 14 июля, досточтимый Чадо Тулку Ринпоче даровал в Центральном хуруле Калмыкии «Золотая обитель Будды Шакьямуни» вводные учения на текст ачарьи Нагарджуны «Письмо к другу» («Сухрил-лекха»). Это произведение является одним из самых известных и популярных во все времена (древность, Средневековье, современность) текстов из наследия Нагарджуны, крупнейшего классика махаяны.

«Письмо к другу» - знаменательный текст из наследия НагарджуныПеред началом первой лекции известного буддийского учителя в молельном зале «Золотой обители Будды Шакьямуни» состоялась небольшая церемония. Сначала группа верующих из Санкт-Петербурга передала в дар Центральному хурулу Калмыкии большую буддийскую танку. Затем досточтимому Чадо Тулку Ринпоче от имени сангхи нашего главного хурула гелюнг Йонтен Лодой (Сергей Киришов) преподнес символы тела, речи и ума Будды Шакьямуни – статуэтку Просветленного, священный текст и ступу. После молитвы достопочтенный лама Чадо Тулку Ринпоче приступил к учению.

Сочинение Нагарджуны «Письмо к другу», по словам Чадо Ринпоче, написано достаточно просто и в известном смысле бессистемно. Этот труд не имеет характерных черт школы мадхьямиков, а выдержан в каноническом духе раннего буддизма с незначительными вкраплениями махаянских идей и образов. Главный упор в «Письме к другу» делается на общебуддийские традиции и их функции в индийской культуре.

Основное место здесь занимают задачи индивидуального поведения члена общества, выделения личной судьбы из семейно-гражданских отношений, смещения акцента ответственности за своё настоящее и будущее с родственно-подданнической зависимости на религиозно-экзистенциальную. Каждый шаг человека — телесный, речевой или умственный — есть акт его выбора между воздаянием за добродетель и наказанием за проступок по шкале универсального закона кармы, управляющего цепью взаимозависимой череды рождений индивида в соответствии с Законом (Дхарма) буддизма. Только постоянный и неослабный контроль за собственным поведением позволяет, по мысли автора, надеяться субъекту сансары на облегчение своей участи.

«Письмо к другу» - знаменательный текст из наследия НагарджуныАчарья Нагарджуна – крупнейший классик махаяны, основатель мадхьямаки (учения о срединном пути) – родился, как считается, (биографические сведения о нем полулегендарны) в брахманской семье на юге Индии. Уже в раннем детстве он овладел знанием Вед и другими основами индуистской образованности, а также проявил себя сверхъестественными способностями (сиддхи). Однако это не удовлетворило его духовную жажду, и он обратился к изучению буддизма. Покинув родительский дом, Нагарджуна становится членом сангхи. В знаменитом буддийском монастыре-университете Наланде он изучал Дхарму под руководством своего учителя Рахулабхадры. Позднее он сам стал учителем и настоятелем Наланды.

Рассказывают, что Нагарджуна получил сокровенное знание в царстве нагов. С этим связано и его имя (Нага+Арджуна). Он изображается с несколькими нагами («змеями») над головой.

Проведя большую часть жизни в Наланде, великий ачарья возвратился на родину, в Южную Индию. Там он жил в монастыре, расположенном на реке Кришне. Это место, ставшее затем островом, сейчас называется Нагарджуна-конда («Гора Нагарджуны»).

Приблизительная хронология жизни Нагарджуны возможна благодаря факту его дружбы с царём по имени Гаутамипутра Щатакарнин, который правил со 106 по 130 год н.э. (Такова одна из версий).

Именно ему, как считается, он написал «Письмо к другу», которое затем было включено в Данджур и не раз комментировалось видными последователями буддизма в древности и в наши дни. Это одно из наиболее часто цитируемых первоисточников.

Всё это говорит о необыкновенной важности этого небольшого и «незамысловатого» текста. Нагарджуне приписывают сотни произведений, важнейшие из которых – «Мула-мадхьямака-карика» и «Юкти-шастика», излагающие учение о шуньяте, о срединном пути (мадхьямака).

«Письмо к другу» с санскрита на тибетский было переведено индийским настоятелем Сарваджнядэвой и тибетским переводчиком Пэлцэг-ракшитой. Именно этот тибетский труд используется большинством переводчиков «Письма к другу» на европейские языки. Санскритский оригинал памятника не сохранился. Он трижды переводился на китайский язык.

«Письмо к другу» - знаменательный текст из наследия НагарджуныПервый перевод на русский язык был сделан по тибетскому тексту ксилографа, изданного Агинским дацаном (прибл. конец 19-го – начало 20-го века). Переводил данный текст на русский и известный российский буддолог Е.Торчинов. Во вступлении к изданию своего перевода «Письма к другу» он писал: «Подобные этические представления воспроизводились регулярно в буддизме. В эпоху нагарджунизма (II-IV вв.) они уже стали общеиндийским регулятором социальных и идейных отношений. Тем не менее типы праведных личностей, как и объекты культового поклонения, различались конфессионально. В «Письме к другу» к раннебуддийскому типу совершенствования как раз добавились некоторые идеалы Великой колесницы. Всё это вкупе с ясным стилем и высокой художественностью произведения обусловило широкую известность «Письма к другу», признание его как в Индии, так и в странах распространения Махаяны».

По словам досточтимого Чадо Тулку Ринпоче, тибетские учёные всегда высоко оценивали это произведение Нагарджуны, полагая, что данный трактат является предшественником религиозных произведений класса «ламрим», то есть «путеводителей» Махаяны, содержащих духовные наставления и нравственно-поведенческие предписания. По этой причине Чже Цонкапа (1357—1419), основатель буддийской школы гелугпа в Тибете, в своём «Ламриме» обильно цитирует «Письмо к другу». Таким образом, высокочтимый автор «Письма к другу» Нагарджуна становился зачинателем и этой традиции.

Данное сочинение, как пишет Е. Торчинов, является знаменательным текстом и для индийской литературы: «Фактически это первое произведение, некогда существовавшее на санскрите, в жанре посланий, или писем (лекха), возникновение которого учёные относят как раз ко II веку, то есть ко времени начала сложения нагарджунизма. Новый жанр отвечал и новым задачам буддизма, его ориентации на общественно-культурные ценности, которые теперь не только входили в сферу забот религии, но и воспроизводились особым типом текстовой деятельности. Посредством последнего Махаяна приступила к освоению знаковых систем различных слоёв индийского общества, чтобы переформулировать их установки в соответствии с идеалами и целями Великой колесницы».

Композиционно «Письмо к другу» построено просто. Оно состоит из введения и основной части, которую, вслед за ламой Рендава, досточтимый Чадо Тулку Ринпоче разделяет на шесть разделов:

1 — общие советы мирянам и монахам;

2 — советы мирянам;

3 — особые советы мирянам и монахам;

4 — изложение буддийских воззрений на сансару — череду рождений в страдании;

5 — общее для всех колесниц буддизма объяснение практического Пути в нирвану;

6 — объяснение махаянского Пути и его плодов.

«Письмо к другу» - знаменательный текст из наследия НагарджуныЕсли попробовать вкратце передать авторский замысел этого произведения, то, по предположению комментаторов, он состоял в следующем. С помощью освоения буддийского Закона, соблюдения его заповедей и предписаний, в том числе по сосредоточению и созерцанию, можно увидеть в истинном свете смысл круговорота бытия, череды смертей и рождений. Освободиться от сансары возможно лишь благодаря вступлению на Путь духовного совершенствования, на котором постепенно избавляются от страстей, лжемудрости и, в конце концов, от страданий. Лучший из путей предлагает Махаяна.

Китайские и тибетские письменные источники единодушно считают автором «Письма к другу» великого Нагарджуну. Соглашаются с этим практически все современные учёные, хотя в этом тексте нет собственно мадхьямиковских терминов и положений. «В нём отсутствуют и прославившая Нагарджуну диалектика понятий, особые учения (например, о двойственности истины, о пустоте), отсутствуют и знаменитые приёмы логического опровержения, сведения к абсурду тезисов оппонента, - писал буддолог Е. Торчинов. - Весь текст выдержан в каноническом стиле раннебуддийских традиций, о чём свидетельствуют многочисленные параллели с палийской Типитакой и сарвастивадинской Пратимокшей— служебником, или собранием дисциплинарных правил. Это было своего рода прикрытием для введения всего двух идей неортодоксальных для буддизма того времени (II в.): Колесницы Совершенствований и Великой колесницы. Автор стремился провести простую мысль, что занятия традиционными буддийскими практиками нисколько не мешают вступить на более широкий Путь к Просветлению. Это делается посредством обета, ведущего к рождению бодхисаттвой — просветлённым существом, подобным Авалокитешваре, что вселяет надежду обрести рай Будды Амитабхи».

Пресс-служба Центрального хурула «Золотая обитель Будды Шакьямуни»

Фоторепортаж Дорджи БАСАЕВА

Оставить ответ

Введите цифры изображенные на картинке:

Архивы

Translator

Russian flagItalian flagKorean flagChinese (Simplified) flagChinese (Traditional) flagPortuguese flagEnglish flagGerman flagFrench flagSpanish flagJapanese flagArabic flagGreek flagDutch flagBulgarian flagCzech flagCroat flagDanish flagFinnish flagHindi flagPolish flagRumanian flagSwedish flagNorwegian flagCatalan flagFilipino flagHebrew flagIndonesian flagLatvian flagLithuanian flagSerbian flagSlovak flagSlovenian flagUkrainian flagVietnamese flagAlbanian flagEstonian flagGalician flagMaltese flagThai flagTurkish flagHungarian flag