Дар калмыцкого народа императрице Александре Фёдоровне

Ниже представляем статью заслуженного художника Республики Калмыкия, члена Ассоциации искусствоведов России Дельгр Сангаджиевой «Тронное кресло Императрицы Александры Федоровны – дар от калмыцкого народа». С этим докладом недавно, 13 сентября, Дельгр Владимировна выступила на научной конференции «Великая российская революция в судьбах народов Юга России», участвуя в работе секции “Отражение революционных процессов в культуре и искусстве”, которая проходила в Национальном музее РК им. Н.Н. Пальмова. А перед этим, в августе, она была на приеме у Верховного ламы Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче в Центральном хуруле «Золотая обитель Будды Шакьямуни».

Во время этой встречи Дельгр Сангаджиева подарила Шаджин-ламе свою книгу и в ходе беседы рассказала о собранных ею сведениях о кресле Императрицы, которое было преподнесено в дар августейшей особе калмыцкой депутацией в честь 300-летия добровольного вхождения калмыцкого народа в состав России. Досточтимый Тэло Тулку Ринпоче предложил ей этот материал поместить на сайте «Буддизм в Калмыкии», так как калмыцкую делегацию в Царском селе возглавлял бакша донских калмыков Менке Борманжинов, и в составе ее были еще три буддийских священнослужителя.

В связи с предлагаемой ниже публикацией также уместно вспомнить, что год назад, 22 сентября, главный буддийский храм Калмыкии посетила почетная гостья республики Глава Российского Императорского дома Великая Княгиня Мария Владимировна. Здесь она встретилась с Верховным ламой Калмыкии, Почетным представителем Его Святейшества Далай-ламы ХIV в России, Монголии и странах СНГ Тэло Тулку Ринпоче.

Дар калмыцкого народа императрице Александре ФёдоровнеЕе Императорское Высочество Государыня Императрица и Самодержица Всероссийская Мария Владимировна родилась в 1953 году в Мадриде. Она является единственной дочерью Главы Российского Императорского дома Государя Великого князя Владимира Кирилловича и его августейшей супруги Государыни Великой Княгини Леониды Георгиевны (урожденной Княжны Багратион-Мухранской-Грузинской).

По традиции императорской семьи Великую Княжну воспитали в духе православной веры и преданности интересам России.

Поскольку из всех членов Российского Императорского дома мужского пола только ее отец вступил в равнородный брак, юная Великая Княжна неизбежно должна была рано или поздно стать наследницей всероссийского престола.

С кончиной в 1992 году Великого Князя Владимира III Кирилловича угасла последняя мужская линия Дома Романовых и наследие престола перешло в женскую линию к его дочери. Великая Княгиня стала Главой Российского Императорского дома (де-юре Императрицей Всероссийской) Марией I, и в этом году исполняется 25 лет, как она является наследницей всероссийского престола.

Во время прошлогодней встречи в Центральном хуруле Ее Императорское Высочество отметила историческую связь Дома Романовых с буддийскими ламами, калмыцким духовенством. При их дворе служил калмыцкий священнослужитель, эмчи (врач тибетской медицины) Дамбо-Даши Ульянов (1844-1913), с которым был лично знаком Великий Князь Владимир Александрович, прадед Марии Владимировны. Напомним, что Дамбо-Даши Ульянов является автором сочинения «Предсказание Будды о доме Романовых и краткий очерк моих путешествий в Тибет в 1904-1905 гг.», изданного в Санкт-Петербурге в 1913 году.

В память о состоявшейся встрече в хуруле, которая символизирует возрождение братских, дружеских отношений между представителями разных религий и вероисповеданий, Великая Княгиня Мария Владимировна наградила Верховного ламу Калмыкии орденом Святого Станислава II степени и юбилейной медалью «В память 400-летия Дома Романовых. 1613-2013».

В обращениях и интервью Великая Княгиня Мария Владимировна постоянно подчеркивает, что, являясь носительницей идеала православной законной монархии, она ни в коем случае не хочет навязать россиянам монархический строй против их воли, не намерена заниматься политической и тем более оппозиционной деятельностью, но всегда готова служить своему народу и использовать для России весь духовный и исторический потенциал Российского Императорского дома. Подобно отцу и деду, Великая Княгиня Мария I Владимировна уверенно и твердо исполняет врученное ей Богом царственное служение, всецело посвящая свою жизнь горячо любимому ей Отечеству.

Пресс-служба Центрального хурула «Золотая обитель Будды Шакьямуни»

Тронное кресло Императрицы Александры Фёдоровны –
дар от калмыцкого народа

Дельгр Сангаджиева,
заслуженный художник РК

В истории изобразительного искусства Калмыкии XIX и начала XX существует тема, где затрагиваются исторические связи Императорского дома Романовых с калмыками - представителями Донского казачества и буддийского духовенства. Одним из ярких примеров сотрудничества двух сторон можно отметить знаменательное событие - вручение даров Императору Николаю II и Императрице Александре Федоровне делегацией донских калмыков в Петербурге в 1908 году, в честь 300-летия добровольного вхождения калмыков в состав России.

Дар калмыцкого народа императрице Александре Фёдоровне25 ноября 1908 года (по старому стилю), во вторник, в 11 часов утра, в Царском селе Николай II принимал депутацию донских калмыков «для поднесения Его Императорскому Величеству двух кресел и серебряного изображения буддийского храма» [ГА РФ. Ф.516. Оп.2. Д.236. Л.71].

Депутацию возглавлял бакша донских калмыков Менко Барманжинов, его сопровождали хурульные бакши Тепкин, Немгиров, Манцинов, а также станичные атаманы: станицы Граббевской – сотник Батырев, станицы Денисовской – коллежский регистратор Тепшинов, станицы Иловайской – вахмистр Теврюков. При приеме делегации присутствовали гофмаршал граф Бенкендорф, дворцовый комендант Дедюлин, флигель-адъютант Дрентельн флигель- адъютант князь Долгоруков. Прием состоялся в малой библиотеке Александровского дворца. «Депутация имела счастье поднести 2 тронных кресла и серебряную модель буддийского храма «Лёлёнг» [ГА РФ. Ф.516. Оп.2. Д.236. Л.72]. Момент передачи подарков был запечатлен на фотографии К.Булла, которая была опубликована в журнале «Нева» №50 за 1908 год.

Долгое время судьба подаренных кресел и модели храма была малоизвестна широкому кругу исследователей. Информация о модели храма «Лёлёнг»- обители божеств, объёмной композиции - конструкции божественной мандалы сохранилась. В литературе упоминалось, что во время этого визита лама Менко Борманжинов также подарил императору Николаю II «мандалу Ваджрабхайравы», которая в 1912 году была лично пожертвована императором в Русский музей (ныне – Российский этнографический музей; колл. № 2150), где хранится среди экспонатов этнографического отдела [Федорова 1999: 118–119; Бакаева 2005].

В настоящее время одно тронное кресло из двух находится в Омском областном музее изобразительных искусств имени М.А.Врубеля. Историю бытования этого предмета, до поступления в художественный музей г. Омска, можно проследить по архивным документам камер-фурьерского журнала, находящимся в Российском Государственном историческом архиве.

Предметы находились в Александровском дворце Царского Села до тех пор, пока не началась передача имущества дворцов-музеев в Государственный музейный фонд. После февральской революции 1917 года и до отправления царской семьи в Тобольск внутреннее убранство Александровского дворца оставалось неизменным. Затем начался учет имущества дворца, наиболее ценные в художественном отношении предметы были отправлены в Москву. С весны 1918 года началась подготовка парадных залов для открытия музея.

К началу 1923 года «на б. Свитской половине собраны все предметы, поднесенные Николаю II и его семейству, и устраивается выставка их, характеризующая русское кустарное и фабричное производство во всех областях в лучших своих экземплярах» [Спирина 1998: 58-59].

В 1927 году из Ленинградского отделения Государственного музейного фонда с ошибочным примечанием: «работа китайских мастеров» было передано одно кресло в Художественный отдел при Западно-Сибирском краевом музее (ныне Омский областного музей изобразительных искусств имени М.А.Врубеля). Второе тронное кресло, переданное в 1927 году из Государственного музейного фонда, перешло в ведение Восточно-Сибирской торговой палаты. Экспонат Омского областного музея изобразительных искусств имени М.А.Врубеля сохранился со значительными утратами фанеровки и малых серебряных накладок [Глазов 2011:217]. В 1930-е годы коллекция художественного отдела Омского музея была своеобразным реквизитом для оформления интерьеров различных государственных учреждений. Это касалось и «кресла черного с серебряными накладками»: оно в 1933 году выдавалось в городской театр для оформления постановки пьесы, стоимость его на случай утраты была определена в 500 рублей.

На оборотной стороне спинки тронного кресла, на прямоугольной металлической пластине выгравирована памятная надпись: «Поднесено Ея Императорскому Величеству Государыне Императрице Александре Фёдоровне депутацией от калмыцкого народа Донской области во главе с Бакшою Донских калмыков 25 ноября 1908 года в Царском Селе» [Спирина 2005: 176].

Дар калмыцкого народа императрице Александре ФёдоровнеИсследователей всегда интересовало авторство и происхождение этого произведения, вопрос атрибуции остается актуальным, так как историки имеют различное мнение по вопросу о создателях столь необычного для российского зрителя предмета мебели. Учитывая ответственность и важность вопроса изучения истории искусства Калмыкии, смею заявить, что экспонат из музея в Омске имеет отношение к творчеству калмыцких буддийских художников.

Глубокие знания и разнообразные умения художников могли возникнуть только при непосредственном контакте с представителями существовавшей тогда калмыцкой школы буддийского изобразительного искусства. Художники (зурачнр), проходившие обучение в буддийских монастырях (хурулах) кроме общего курса буддийской философии, особенностей обряда, должны были знать все особенности иконометрии и иконографии, смысловое значение символики и атрибутов божеств буддийского пантеона. Обучение в монастырях с наставниками предполагало ежедневную духовную практику, в том числе беседы, диспуты, изучение философских и иконометрических трактатов, основ архитектуры, каллиграфии, технологии живописи и скульптуры. Деятельность художников, осуществлялась под покровительством Манчжушри (Манджушри) (калм. Манзушир), бодхисатвы мудрости, с помощью которой постигается истинная природа вещей.

Признанными центрами иконописания и изготовления «бурханов» - статуй будд, в калмыцкой степи были монастыри: Дунду хурул и Ики-хурул Малодербетовского улуса, Большой Барунов хурул Багацохуровского улуса и духовная академия Чѳрә - хурул [Батырева 2005: 85]. Известный монголовед А.М.Позднеев в своей докладной записке министру А.А.Столыпину упоминает замечательного мастера Оргочко Джамбаева, работавшего при Ульдючиновском хуруле [Батырева 2005: 81].

Сохранились сведения о малодербетовском хурульном живописце Дорджи, о созданных им изображениях четырех Белых Тар, которые были переданы настоятелем База-бакши в дар музею Российской Академии художеств [Руднев 1905: 14]. Среди донских калмыков, бакши Нимгиров из Батлаевской станицы был известен как отличный зурач [Батырева 2005: 89]. В урочище Хотна худук Багацохуровского улуса в конце ХIХ века были сосредоточены производственные ресурсы серебряных дел мастеров. В списке наиболее популярных в ту пору мастеров, выделялся незаурядными способностями Балдык Декчаев [Трошин 1967:28].

Чуть больше сведений сохранилось о Киирбе (Кирб) Бадминовиче Бадакове (1891- 1946), который родился в станице Эркетеневской (Эркетинской) области войска Донского (ныне Дубовский район, Ростовская область), где служил в Эркетеневском хуруле художником [Васькин 2014: 208-209].

В 1908 году в составе большой группы хурульных художников молодой монах Киирб Бадаков участвовал в работе над созданием деревянных кресел, с серебряным накладным рельефным декором, подарком для царственных особ. [Церенов 2013]. Таким образом, можно утверждать, что в калмыцкой среде имелось достаточно ресурсов и творческих сил в лице хурульных художников.

Рассматривая основные элементы декора и конструктивную основу этих кресел, необходимо отметить, что стилистически они восходят к традициям буддийской пластики, соответствуют общепринятому канону для культовых предметов декоративно-прикладного искусства.

Спинка трона является подобием торана (др.-инд. torana - ворота), это своеобразная поддерживающая арочная конструкция, наполненная образами просветленных существ. В основании серебряной рельефной части спинки трона, слева и справа, объемно выступают изображения симметрично стоящих в почтительном поклоне двух слонов. Слон - символ могущественных созданий, олицетворяющих выносливость, самоконтроль, терпение, доброту и мощь Будды [Бир 2011:87]. На своих спинах они держат символическую драгоценность, исполняющую желания, а выше, над слонами расположены мифологические существа шарабха (санскр. Śarabha), в индийской мифологии животное, напоминающие своей наружностью антилоп. В зависимости от местных художественных традиции эти гибридные создания могут принимать различный вид: их сравнивают с верблюдом, ланью, но чаще всего относят к разряду оленей.

Над рельефными изображениями антилоп - шарабха, симметрично возвышаются две мужские фигуры (санскр. vamana), символ колоссальной силы. В тибетской и монгольской традиции нередко вместо этих мужских фигур пространство заполнялось образами молодых богинь – деви [Бир 2011:96]. Традиционно эти персонажи поддерживают изогнутую и украшенную драгоценностями конструкцию торана, но в работе калмыцких художников они трансформировались в мужественные образы, держащие драгоценные подношения. В данном случае древнеиндийская традиция иконографии претерпела изменения, внесённые народными мастерами.

Дар калмыцкого народа императрице Александре ФёдоровнеЦентральное место в оформлении серебряной накладки спинки трона отведено изображению герба Российской империи. Герб располагается в том месте, где обычно буддийские авторы изображают образ Гаруды (др.-инд. Garuda). Функцию божества – охранителя, одного из символов просветленного ума, преграждающего дорогу демонам, в декоре спинки трона замещает изображение герба, который органично вписался с общую буддистскую систему построения композиции. Двуглавый орел симметрично окружен нагами (др.-инд. nâga) мифическими образами, сущность которых - охранная защитная функция, они так же являются символом сокровенной мудрости. Наги живут в подводных дворцах, властвуя как над земными, так и над небесными водами. Поэтому у них верхняя часть тела человеческая, а ниже поясницы тело продолжается змеиным хвостом. Пять маленьких змей образуют зонты над их головами. Считается, что Будда преподал махаяну нагам и впоследствии философ Нагарджуна добыл у царя нагов тексты сутры «Праджняпарамиты» [Мялль 1982:195; Рерих 2001:198].

Следующими персонажами расположенным ниже от нагов являются водные чудовища, создания с рыбьими хвостами – мáкары (др.-инд. makara). Макара - мифологический образ фантастического морского животного, в целом символизирует жизнь и природу во всех её состояниях-стихиях. Символика составных элементов макары (хвост, голова и т.д.) получает развитие в его мифологических связях с божествами плодородия, жизненной силы и воды [Топоров 1982:90]. Макары вместе с нагами являются важными композиционными элементами арочных своды тронов просветленных существ в буддийской иконографии торана [Бир 2011:72].

Главные символические персонажи в декоре верхней части спинки трона – двуглавый орел, наги, макары расположены на фоне орнаментального пространства из стилизованных облаков, характерных для буддийской иконографии. Пространство между силуэтами облаков покрыто слоем позолоты. Нижний уровень облаков переходит в стилизованные элементы растительного орнамента.

Ступенчатое основание трона симметрично декорировано многочисленными серебряными накладками с изображениями ваджры (санскр. vajra «алмаз», «молния») – символ прочности и неуничтожимости, атрибут многих будд, бодхисатв и идамов [Мялль 1982:208]. На поверхности основания трона центральное место уделено рельефным накладкам, образам мифических снежных львов. Львы – священные традиционные парные стражи, главная функция которых, поддержка трона просветленного существа и средство его передвижения. В буддизме снежные львы выступают как воплощенная храбрость, благородство и постоянство. Они приносят удачу и счастье [Иванов Топоров 1982:41]. Изображения стилизованных лепестков лотосов и ритмически расположенных растительных орнаментальных элементов является важной связующей частью всей композиции основания трона.

Присутствие в композиции декора трона защитных символов в сочетании с благоприятными символами буддизма рассматривается калмыцкими монахами и народными мастерами как добрые благословенные пожелания процветания царской династии.

Пропорции трона идентичны размерам традиционного кресла предназначенного для высокого духовного лица: высота -152 см, длина - 83,5 см, ширина -70,5 см [Глазов 2013:12]. Аналогичные предметы мебели присутствует во многих буддийских храмах. Таким образом, каноническая иконография буддийских образов стала доминантой в конструктивной основе силуэтной формы и в декоре подарочных светских предметов мебели.

Дар калмыцкого народа императрице Александре ФёдоровнеНародные мастера в создании тронных кресел использовали следующие отделочные материалы: дерево и шпон различных пород, серебро, золото, бархат. Среди способов их обработки отмечаются резьба и лакировка по дереву, литье, чеканка, гравировка серебра, золочение.

В 2010 - 2012 годах силами музейных специалистов была произведена комплексная реставрация: восстановлена и укреплена сложная конструкция кресла, была очищена двенадцатикилограммовая серебряная накладка, подлокотники из черного дерева в виде фигурок слонов и уникальная бархатная обивка. В 2013 году Тронное кресло Императрицы Александры Федоровны было представлено публике в экспозиции выставки «Неизвестные сокровища Романовых».

Сотрудники музея обнаружили на серебряной накладке клеймо - Мастер ЯФ. Возможно, это сокращенные инициалы имени одного из донских мастеров, кто так же мог быть причастен к работе над этим проектом, или мастера – ювелира, подтверждавшего 84 пробу серебра. В оформлении тронных кресел использовалось высококачественное серебро, это доказывается наличием клейма Донского пробирного округа 1899-1908 годов с инициалами пробирного мастера Федора Коновалова [Спирина:2005:178].

Наличие этих инициалов не противоречит общей концепции символического дара Романовым от калмыцкого народа, одновременно подтверждает, что тронные кресла это коллективная работа, объединенная усилиями многочисленных хурульных художников. Бакши Нимгиров (Немгиров) из Батлаевской станицы, присутствовавший на церемонии подношения подарков в Царском селе – один из вероятных руководителей творческой группы буддийских художников - авторов и исполнителей данного произведения искусства. Монахи - художники не подписывали свои произведения, основываясь на свое буддийское мировоззрение, т.к. исторически сложившаяся традиция была связана с образами художников-монахов, чьи способности, умения и знания посвящались Учению. Большинство шедевров буддийской живописи, скульптуры и декоративно-прикладного искусства известны современному зрителю как произведения неизвестных мастеров.

Дар калмыцкого народа императрице Александре ФёдоровнеФакт изучения этого произведения искусств и сохранение его в музейном фонде является ярким подтверждением, правоты высказываний художника Киирба Бадакова о, что калмыцкие мастера были искусными ювелирами и резчиками по дереву [ПМА. Васькин].

В настоящее время тронное кресло Императрицы Александры Федоровны можно увидеть в Омском областном музее изобразительных искусств имени М.А.Врубеля, в отдельной стеклянной витрине, в экспозиции выставочного проекта «12 стульев из дворца, или В поисках сокровищ русской аристократии». Проект был осуществлен в рамках программы «Меняющийся музей в меняющемся мире». Научные сотрудники Омского музея сожалеет о том, что до нынешнего момента не удалось отыскать местонахождение второго кресла - трона. Поиски в фондах музеев Новосибирска, Иркутска, Красноярска оказались без результата.

Необходимость точной атрибуции тронного кресла сохраняется до сегодняшнего момента, потому что существуют различные данные выставочных каталогов многочисленных музейных проектов, где записано место происхождения этого произведения - Китай или зафиксированное под сомнением - Россия (?), или Мастер Я.Ф.

Учитывая сравнительно небольшое число сохранившихся дореволюционных произведений декоративно - прикладного искусства Калмыкии, тронное кресло Императрицы Александры Федоровны работы калмыцких мастеров является настоящим шедевром и объектом дальнейшего исследования историков и искусствоведов.

Дар калмыцкого народа императрице Александре Фёдоровне

Библиография

Бакаева Э.П. История одного визита // Восточная коллекция. 2005. № 4(23). С. 14–16.
Батырева С.Г. Старокалмыцкое искусство. Альбом. Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1991. 127 с.
Батырева С.Г. Старокалмыцкое искусство XVII – начала ХХ вв. Опыт историко-культурной реконструкции. М.: Наука, 2005. 144 с.
Бир Р. Энциклопедия тибетских символов и орнаментов / Роберт Бир; пер. с англ. Л.Бубенковой, М.: Ориенталия, 2011. 428 с.
Борисенко И.В. Храмы Калмыкии. Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1994. 112 с.
Васькин В.С. Зов родного края. Элиста. 2014. 250 с.
Глазов И.А. Неизвестные сокровища Романовых. Каталог. ООМИИ им. М.А.Врубеля. Омск. 2013. 48 с.
Глазов И.А. Декоративно - прикладное искусство. / Омский областной Музей изобразительных искусств им. М.А.Врубеля. Альбом. Омск.: ООМИИ им. М.А.Врубеля, 2011. 264 с.
Государственный архив Российской Федерации. Ф. 516. Оп. 2. Д. 236. Л. 71-72.
Иванов В.В. Топоров В.Н. Лев // Мифы народов мира. Т.II. М., 1982. 720 с
Рерих Ю.Н. Тибетская живопись: Пер. с англ. А. Л. Барковой. М.: Международный центр Рерихов, 2001, 216 с.
Руднев А.Д. Заметки о технике буддийской иконографии у современных зурачинов Урги, Забайкалья и Астраханской губернии / Сборник МАЭ.V. СПб., 1905.
Топоров В.Н. Макара // Мифы народов мира. Т.II. М., 1982. 720 с
Трошин И.И. О калмыцком народном искусстве. Волгоград.: Нижне-Волжское книжное издательство,1967. 67 с.
Спирина И.В. Царское Село - Омск. Исторические судьбы коллекций // Четвертая Царскосельская научная конференция. Александровский дворец. История. Владельцы. Коллекции. СПб., 1998. 59 с.
Спирина И.В. Тронное кресло: история, архивы, гипотезы. // Декабрьские диалоги: Вып.7. Материалы Всероссийской научной конференции памяти Ф.Б.
Милехина. ООМИИ им. М.А.Врубеля. Омск: Издательский дом «Наука», 2005. 290 с.
Мялль Л.Э Ваджра // Мифы народов мира. Т.I. М., 1982. 720 с
Мялль Л.Э Наги // Мифы народов мира. Т.II. М., 1982. 720 с.
Полевые материалы автора. Информант Васькин Г.С, 1925г.р., записано в г Элиста, Республика Калмыкия в июнь 2006 г.
Федорова М.В. История комплектования калмыцких коллекций Российского этнографического музея // Международный симпозиум, посвященный 400-летию со дня рождения основателя ойратской письменности «тодо бичиг» («ясное письмо») Зая-пандиты и 390-летию добровольного вхождения калмыцкого народа в состав России. Тезисы докладов и сообщений. Часть 2. Элиста: КИГИ РАН, 1999. С. 118–119.
Церенов В.З. Бессмертное творение Кирба Бадакова //Аргументы Калмыкии, №25-28, 23 августа, 2013.

Оставить ответ

Введите цифры изображенные на картинке:

Архивы

Translator

Russian flagItalian flagKorean flagChinese (Simplified) flagChinese (Traditional) flagPortuguese flagEnglish flagGerman flagFrench flagSpanish flagJapanese flagArabic flagGreek flagDutch flagBulgarian flagCzech flagCroat flagDanish flagFinnish flagHindi flagPolish flagRumanian flagSwedish flagNorwegian flagCatalan flagFilipino flagHebrew flagIndonesian flagLatvian flagLithuanian flagSerbian flagSlovak flagSlovenian flagUkrainian flagVietnamese flagAlbanian flagEstonian flagGalician flagMaltese flagThai flagTurkish flagHungarian flag